Выборы-2018: журналисты Приморья делятся своим мнением

Накануне выборов обостряются баталии относительно кандидатур и, часто искусственно тиражируемые теми, кого в интернете называют «троллями», нападки на действующего президента. Журналисты Приморья на страницах СМИ и соцсетях стараются объективно оценить ситуацию вне зависимости от персоналий.

В их числе – известный журналист Виктор Булавинцев, текст которого мы полностью приводим ниже.

Жажда

Очевидно к выборам обостряются дискуссии между «путинистами» 
и представителями всего остального «прогрессивного человечества» на предмет некрасовского вопроса — а кому ж на Руси жить-то хорошо? — имена, адреса, пароли, явки? Таки имею что по этому поводу сказать: мне хорошо. И так уж совпало, что особенно хорошо стало мне именно в годы президентства Владимира Путина.

Я очень хорошо помню выборы 1996 года, когда Ельцин был переизбран на второй срок. Потому, что в это время я зарабатывал на жизнь «шабашками» на строительстве домов-особняков, т.н. «коттеджей» во Владивостоке, а семья жила в Лазовском районе — без отопления зимой и без электричества летом, без телефона-телеграфа круглый год и без регулярного автобусного сообщения, когда дважды в неделю привозили хлеб и раз в неделю почту, а экстренные службы скорой помощи, пожарных и милиции находились за 30 километров и до них еще добраться как-то было нужно, ибо телефонов, повторюсь, там не имелось…

Так вот, лето 1996 года оказалось провальным в плане заработка на стройках, потому, что нувориши-застройщики панически боялись победы Зюганова и возвращения компартии к власти. Они были капиталистами и всерьез опасались «экспроприаций», а в случае чего — готовы были бежать кто куда. И, соответственно, вкладываться в свои стройки не хотели, как минимум до выборов. Мне пришлось искать другие способы заработка и эти поиски привели меня в журналистику. Но тогда, уже более 20 лет назад, мне удалось найти работу в газете и перевезти семью во Владивосток.

Владивосток, доложу я вам — в особенности тем, у кого 20 лет назад было детство — был не самым уютным местом для жизни. Сейчас даже самому не верится, но в 1995 — 2000 годах перестрелки и взрывы на улицах, во дворах, в подъездах многоквартирных домов прямо среди бела дня, были обыденным явлением. Многие могут подумать, что я сочиняю, но коллеги с ПТР наверняка должны помнить взрыв машины на косогоре сквера Суханова в сотне метров от входа в телецентр… хотя об этом я напишу как-нибудь позже.

Суть, собственно, в другом. Владивосток тех времен, 20 лет назад, был центром края во всех смыслах. Здесь велся какой-никакой бизнес, была работа, блага цивилизации. Но и во Владивостоке тех лет уровень жизни, сугубо в бытовом плане, казался выигрышным лишь по сравнению с таежной глубинкой, где не работало вообще ничего. Тогда как на самом деле во Владивостоке зимой 1995-1996 годов были регулярные веерные отключения света и отопления, в те, и более поздние годы — с 1998 по 2004 — привычными были массовые отключения или ограничения водоснабжения. Одним из первых моих серьезных газетных материалов была статья о водоснабжении краевого центра: репортаж с Артемовского гидроузла, неформальные беседы с работниками водоканала, посещения водохранилищ, консультации со спецами — проблема стояла настолько остро, что в 1996 году стали появляться первые фирмы по продаже питьевой воды, на розлив и в бутылках, что в те времена казалось дикостью, но быстро стало привычным и необходимым!

И еще, доложу я вам, в те давние годы никто особо не заморачивался вопросами качества водопроводной воды и темами сброса канализации в море. Не до того, видимо, было. Есть вода — уже славно!

Сейчас в это трудно поверить тем, кто не помнит, а кто помнит — трудно вспоминать: да неужто?! А ведь было. И в ходе вынужденной «засухи» 2003-2004 года, когда при мэре Юрии Копылове из Богатинского и Пионерского водохранилищ сбросили воду, опасаясь тайфуна, прошедшего стороной, и город «посадили на паёк», все активно заговорили о необходимости осваивать подземные воды Пушкинской депрессии. А вот, пожалуйста: водовод давно построен и проблемы стали прошлым, которое и вспоминается с трудом! Сейчас куда актуальнее проблемы канализационных сбросов — при том, что и очистные построены и работают, пусть и не все на полную мощность, но они есть!

Вполне понятна жажда лучшей жизни, лучшей во всех смыслах, особенно у поколения «next». Но ребята-девочки, на основании опыта я могу ответственно утверждать: у тех, кто голосит, что всё пропало и страна гибнет, либо объективно нет опыта, либо память очень коротка и избирательна, либо просто, извиняюсь, их жареный петух в филейные части не клевал. Мне есть с чем сравнивать и, сравнивая недавнее прошлое с настоящим, я не могу не отмечать очень серьезного прогресса. За последние 15 лет было построено не меньше, чем за аналогичный период «застойной» советской власти, да и нынешние коммунисты с капиталистами давно перестали друг друга бояться, а зачастую их и не отличишь с виду, так что не надо нагнетать.
Жажда власти — понятно. Жажда денег — объяснимо. Жажда перемен — естественно. Но с настоящей жаждой, с вопросом выживания, они не имеют ничего общего. Поэтому, на мой взгляд, важно не путать жажду с жадностью. Смыслы очень разные.