Сергей Саблин: «Меня всегда интересовало: как можно голодать в приморской тайге?!»

В год 75-летия образования Приморского края Дальневосточный экспедиционный центр Приморского краевого отделения Русского географического общества организовал экспедицию по следам первых и самых известных исследователей Приморья – Николая Пржевальского и Владимира Арсеньева. 

 О том, как все начиналось и что удалось увидеть, рассказывает организатор и участник экспедиции, член Русского географического общества, журналист и путешественник Сергей Саблин.

– Как родилась идея пройти по следам первопроходцев?

– Спонтанно. В 2012 году, во время обсуждения в Обществе изучения Амурского края итогов нашей поездки на Байкал, прозвучал вопрос: Почему вы все время ездите в другие регионы? А наш край? Так слово за слово дошли до Пржевальского. Я знал, конечно, что он бывал в Приморье, но не знал, что работал здесь так долго. Два года он отдал изучению Уссурийского края. Мне стало интересно. Тем более что в своей книге «Путешествие в Уссурийском крае 1868-1869 гг.» он очень подробно все описал. Есть что сравнивать. Еще ранее в Обществе витала идея пройти путем Арсеньева – дорогами самой знаменитой экспедиции 1908 года, когда он и его группа три недели голодали, когда съели собаку любимую, Альпу. Кстати, мою собаку зовут Альма. Мы решили рискнуть и посмотреть, доживет ли наша собака до конца экспедиции. Начали с маршрута Арсеньева.

Меня всегда интересовал вопрос: каким образом можно в тайге на севере Приморского края, осенью, голодать три недели?! Отряд состоял из пяти сибирских стрелков, удэгейца и китайца-промысловика. И сам Арсеньев к тому времени уже был в состоянии зверя убить, освежевать и приготовить. А тут двадцать один день без мяса! Мы были именно в этот временной промежуток, что и они: еды  в тайге – море!

Loading...

– Может, им просто некогда было охотится, ведь они же вроде как делали секретную топосъемку?

– Не настолько это было все секретно, как нам пытаются преподносить. Да, они ходили, составляли карты. Но это не настолько секретно. От кого секреты? От соседнего Китая? У Китая столько промысловиков, что карты они имели лет на 20 раньше, чем мы. В целом Приморье тогда не входило в сферу интересов Китая.

Недавно на центральном канале видел фильм, одна фраза из которого меня просто взбесила. Ведущий, известный актер, сказал о Приморье примерно так: «Раньше эта земля принадлежала Китаю, но Россия завоевала эту землю». Такого вранья я лет двадцать уже не слышал! Вот как раз одна из целей нашей экспедиции состояла в том, чтобы рассказать, что происходит на нашей земле на самом деле. Раньше я считал, что люди в одном регионе не знают, как живут в соседнем, в этом году я понял, что люди не знают, как живут в соседнем районе.

– Прошло сто лет. Что сохранилось и что потеряно?

– Такого, чтобы вздыхать: Ах, мы потеряли! – такого нет. Что-то находится близко к грани уничтожения, но пока, слава богу, все крупные природные объекты сохранены. Вот взять, к примеру, Байкал. Там исчезли 39 притоков, у нас все реки и ручьи есть, что описывали Пржевальский с Арсеньевым. Но за это надо сказать «спасибо» прежде всего географической особенности края. Не так-то просто убить наше Приморье, очень много труднодоступных мест.

– А люди изменились?

– С чем сравнивать? Если читать Пржевальского, а он побывал через восемь лет после начала освоения края, то он описывал, какое  жалкое существование влачили переселившиеся казаки. Такого уже, конечно, нет. Сейчас и казаков-то нет. А в тех местах, где ходил Арсеньев, в те годы не было ничего. Кстати, еще один непонятный для меня фактор: как они умудрялись ходить по той тайге? И сейчас-то там не пройдешь, только по звериным тропам и лесовозным дорогам.

– Как вы перемещались?

– От Тернея до Советской Гавани мы двигались по побережью. На попутках, пешком, на катере. До Красного Яра сплавлялись по реке на лодках.  От Лучегорска до Спасска тоже на разном транспорте – где-то пешком, где-то очень выручали пограничники. Экспедиция получилась в несколько этапов. Состав членов экспедиции постоянно обновлялся. Все же работают. Началась экспедиция 4 июля. Вернулись во Владивосток в последних числах ноября. Наснимали на документальный фильм, который, я надеюсь, выйдет в скором времени. Впрочем, досъемку еще ведем.

– Самое сильное впечатление от этого путешествия?

– Масса впечатлений. Самое сильное – вид нашего края с высоты птичьего полета. Красота и необъятность просторов! Какова тайга изнутри – мы все ходим, знаем. Но увидеть приморскую тайгу сверху – зеленое одеяло до горизонта – это ни с чем не сравнимое ощущение. Запомнилась косатка, которую мы наблюдали на севере. Посещение маяка на мысе Золотом. Всю свою жизнь по радио слышал прогноз погоды: «от мыса Поворотного до мыса Золотого». Была такая фраза. Видеть этот маяк, подняться на него – это дорогого стоит. Очень интересные люди в отдаленных селах, интересно живут. Нет сотовой связи и Интернета. Когда говорю об этом, все задают вопрос: – А чем же они там занимаются?

– И чем занимаются?

– Выживают. Охотятся, ловят рыбу. Просто живут. Притом живут, как жили сто лет назад, как описано в книгах. Живут каждый день. Нет такого понятия: в пятницу покуражиться. Жизнь с утра до вечера. Кстати, в селах полно молодежи. В последние годы много молодежи остается в селах. Вроде бы и работы нет, а молодежь есть. Все зарабатывают в тайге.

– Наверное,  продукцию скупают за гроши перекупщики, как и сто лет назад?

– А кто ж виноват? Все заготконторы позакрывали. В принципе, в крае при должном государственном внимании можно возродить всю сеть заготконтор, и снова будут магазины «Дары тайги», где оленина будет дешевле, чем говядина. Оно и должно быть так. Килограмм свеженины на севере стоит максимум 150 руб. А в таких местах, как Агзу и Самарга, мясо можно покупать по 30-50 рублей.

– Ваши планы? Какие книги читаете?

– Пржевальского. Я с ним не расстаюсь, поскольку фильм готовим. А планов на 2014 год громадье. Не хочется распространяться о задумках, суеверие такое. Расскажешь – и ничего не получится. Вот когда все будет хорошо, когда найдем деньги, тогда отдельно расскажем о наших проектах.

– Если коротко: будут путешествия?

– Конечно, будут. Начнутся сразу после Нового года. Хотим устроить эксперимент по выживанию в тайге. Надо людям рассказывать. В последнее время, кстати, тема внутреннего туризма развивается семимильными шагами. Даже Новый год  масса людей ездит праздновать на свежем воздухе. Но не все готовы к поездке в лес. Если есть водка и тазик оливье – это не значит, что человек готов. А вдруг что случится? К примеру, поломается машина. Что будут делать эти люди в лесу? Если мы хотя бы что-то умеем, то должны поделиться своим умением. Если наш опыт хоть однажды кому-либо пригодится, значит, мы свою работу сделали не зря.

Источник:Приморская газета

‡агрузка...
‡агрузка...