Тема недели. Санавиация Приморья: романтика полета — понятие, далекое от реальности

Для экипажа вертолета — это обычный рабочий день. Но сегодня на борту людно. Сразу двух пациентов нужно доставить во владивостокские больницы — младенца с матерью и женщину. Действия врачей Центра медицины катастроф доведены до автоматизма. Но на самом деле, предсказуемых дней на такой работе не бывает. Каждый новый случай заставляет быть начеку.

Максим Попов, врач анестезиолог-реаниматолог Центра медицины катастроф:

— Полет прошел нормально, состояние пациентов стабильное. Сейчас будут доставлены в медицинские учреждения. Один пациент — в Краевую больницу, другой — в Краевую детскую больницу. Пациенты все разные, поэтому, с одной стороны, уже стало привычным, с другой — каждый раз, как в первый раз.

Здесь романтика полета — понятие далекое от реальности. Подвоха ждут от всего: погоды, диагноза, да даже от времени, которого всегда катастрофически мало. Пилоту некогда расслабиться и полюбоваться красотами с высоты. Нужно оберегать тех, кто находится в кабине.

Часто пациенты летят без сознания, тут не до слов благодарности. Но позже, уже в больнице, приходит осознание. Тамаре Коваленко требовалась срочная операция, которую в родном Спасске-Дальнем сделать не могли. Помощь пришла, откуда не ждали. Вернее, прилетела. Женщина признается, когда врач сообщил, что выход есть и это — вертолет, она уже потеряла надежду. И до последнего сомневалась, что ее спасут. Бесплатно и в считанные часы.

Пенсионерка вернулась в родной город уже своим ходом. Счастливая и здоровая. Таких, как она, спасенных пассажиров санитарной авиации — 60 человек. В небе вертолеты провели в общей сложности больше ста часов. С того самого дня, когда из Кавалерово во Владивосток доставили первую тяжело больную — в феврале этого года.

Зое Лазаревой диагностировали сердечную недостаточность. 8 часов в машине скорой помощи из Кавалерово в краевую столицу ей не пережить. Дорогу сократили по воздуху. Полтора часа — она уже на операционном столе. Хотя в пути все равно, что в отделении реанимации. В вертолетах санитарной авиации установлено специальное оборудование. Экстренную помощь Зое Лазаревой могли оказать и в кабине, в случае необходимости.

Вертолет вмещает двух врачей, пилота, сопровождающего и самого пострадавшего. Так задумывалось. На практике оказалось, что срочной помощи одновременно могут ждать сразу двое больных. В марте первопроходцами оказались жители Дальнегорска: 53-летний мужчина и младенец, которому едва исполнился месяц. Вместе с малышом полетела мама. В тесноте, да не в обиде, эта компания добралась до больницы без происшествий.

Еще больше людей можно спасти, если оказаться в нужное время в нужном месте. Порой, это место — не самое удобное для посадки. Благодаря своему размеру вертолет санавиации может приземляться даже на небольшие площадки. На днях его задействовали в учениях. По легенде, на трассе Раздольное-Хасан автомобиль столкнулся со школьным автобусом. Задача наземной скорой — вытащить раненых школьников и оказать им первую помощь. Задача подмоги с воздуха — доставить водителя авто в тяжелом состоянии на операцию во Владивосток. И чем скорее, тем лучше.

Учения закончились успешно — вылечить удалось всех. И хотя спасали понарошку, в реальной жизни в период отпусков здесь действительно нередко случаются страшные аварии.  Это пока первый опыт применения вертолетов при ДТП в Приморском крае. А вот в центральной России уже вовсю используют все возможности летательных аппаратов: в Казани, Москве и Санкт-Петербурге транспортируют тяжелораненых прямо с места аварий. Все дело в том, что сесть вертолеты могут только в расширении дороги или на автостраде. А у нас на междугородних трассах нередко всего по одной полосе в каждую сторону.

Но от этой идеи решили не отказываться. Возможно, в скором будущем на стражу безопасности на дорогах встанет поддержка с воздуха. Тем более, что экипаж санитарных вертолетов уже доказал: в деле спасения людей для них нет ничего невозможного. Главное, как говорят пилоты, чтобы погода была летная.

«Панорама»