Администрация Уссурийска спорит с пенсионеркой за квартиру в дореволюционном доме

Владивосток, 9 июня — ОТВ. Администрация Уссурийского городского округа спорит с пенсионеркой за квартиру в дореволюционном доме.

О столкновениях по поводу земельных участков мне приходится слышать много и часто. Борьбу за место под солнцем ведут соседи,
родственники, состоятельные люди. Но случай, о котором поведала в своем письме жительница Уссурийска Л. И. Власова, признаться,
не оставил меня равнодушной, пишет сайт «Золото Уссурийска«.

Орган местного самоуправления вступил в спор с… пенсионеркой, не имеющей за душой ничего, кроме квартиры в старом
дореволюционном доме на двух хозяев.

Вступила в наследство

Большая его часть некогда принадлежала состоятельному жителю города. Однако по личным причинам он покинул это жилище. Дом
перешел в собственность муниципалитета. К нему сделали небольшую пристройку, и в результате появилась квартира № 1 (та самая
пристройка) и квартира № 2.

Со временем квартиру № 2 предоставили многодетной трудолюбивой семье. Людмила Ивановна после смерти своих родителей вступила
в законное наследство и поселилась в этой квартире. Вложив все свои скромные сбережения, женщина привела жилье в порядок. И все
бы ничего, если не бы ветхая пожароопасная муниципальная квартира № 1.

Семья, которая проживала через стенку от Людмилы Ивановны, ожидала переезда и не стала беспокоиться о замене прогнивших
несущих конструкций, ветхой электропроводки, не говоря о кровле и полах. Муниципалитет потребовал, чтобы наниматели данного
жилья выполнили косметический ремонт пристройки, что они и сделали – кое-где побелили, кое-где подкрасили. Когда квартира № 1
опустела, пенсионерка не на шутку заволновалась.

— Мне пришлось приглядывать за опустевшим жильем, чтобы бомжи в морозы не устроили поджог, — сообщила женщина в своем
обращении в редакцию. – Заодно я обратилась в домоуправление, чтобы муниципальную квартиру привели в порядок. Ведь прогнившие
насквозь стены ниже окон и у основания дома, а также ветхая наружная и внутренняя электропроводки, создавали угрозу для моей
жизни, как и для будущих жильцов. Заодно и кровлю хотелось починить. Но мне ответили: «Несущие конструкции и кровлю дома
ремонтируйте сами».

А вдруг пожар?

Женщина обращалась и в инспекцию пожарного надзора седьмого отряда, где ее направили в органы жилищной инспекции. Те указали
на первую инстанцию. Устав от хождений по мукам, Людмила Ивановна стала ждать обещанных экспертов. Однако никого не увидела.

Зато в квартиру № 1 поселили мужчину с несовершеннолетней дочерью.

— Как могли ребенку, да еще болезненному, предоставить такое жилище, где нет прочного фундамента, через стены видна улица, а
на наружной стене висят оборванные электрические провода? – возмущается пенсионерка. – Как мне стало известно, эта неполная
семья имела трехкомнатную квартиру в центре города. Мужчина задолжал за коммунальные услуги 180 тысяч рублей. По решению суда
семью выселили.

Эти события совпали по времени с международным скандалом из-за мальчика Яковлева, погибшего в США по вине приемных родителей, —
продолжает неравнодушная женщина. – И если наши власти по-настоящему озадачились судьбами сирот, то почему девочку,
находившуюся в течение многих лет без материнской заботы, поселили в нечеловеческие условия? Как органы опеки и попечительства
могли допустить скитания ребенка?

Забыли о правах девочки

Людмила Ивановна вспомнила, как лет 12 назад при службе заказчика действовала комиссия по реструктуризации долгов граждан.
Власти помогали людям выйти из сложных жизненных ситуаций. Всем, кто имел задолженность по услугам ЖКХ, давали возможность
расплатиться в течение года.

— Отцу с ребенком вместо выселения можно было оказать помощь, — считает Людмила Ивановна. — Выходы были. Один из них –
приватизация жилья. Вместо трех комнат можно было приобрести две, при этом погасив задолженность. Но кому надо было этим
заниматься?! Нанимателю жилья такой возможности не предоставили. Власти, видно, не были заинтересованы в таком исходе дел.
Как убедилась Л. И. Власова, мужчина не отлынивает от работы и ведет пристойный образ жизни. По всему было видно, что неполная
семья нуждалась в человеческом участии, а стала жертвой суровой «законности».

Юристы, которые через два года после этих событий взялись помогать Л. И. Власовой, всерьез были озадачены тем, кому досталась
освободившаяся трехкомнатная квартира в центре города? В нее вселились очередники? Или данная недвижимость стала предметом
выгодного торга?

Если бы вмешалась прокуратура

Выяснить обстоятельства дела при желании смогли бы органы прокурорского надзора, к которым не раз приходилось обращаться
Л. И. Власовой. Она вынуждена была не только заступиться за соседей, но и защищать собственные интересы в связи с дальнейшими
действиями администрации УГО по отношению к ней.

— Я прошла несколько кругов ада. Не раз и не два обращалась в суды и другие органы. Предъявила требование к УГО как
собственнику квартиры № 1 по поводу угрозы для жизни и безопасности проживания рядом с этой ветхой пристройкой. Меня возмутил
документ, выданный местными экспертами о том, что квартира № 1 отвечает всем государственным санитарным требованиям.

Собственница квартиры № 2 заказала экспертизу, в материалах которой черным по белому написано, что квартира № 1, в которой
проживает отец с дочерью, имеет максимальный износ и требует капитального ремонта или реконструкции.

Как говорят в этих случаях, женщина накликала на себя беду. Глава УГО издал постановление о том, что Л. И. Власова… обязана
снести дом, включая обе квартиры, а земельный участок муниципалитет использует по своему назначению. При этом в документе
указан срок шесть месяцев, в который пенсионерка должна была уложиться!

Краевой суд данное постановление отменил. Но Сергей Рудица несколько месяцев спустя повторил свое требование в похожем
документе с той лишь разницей, что управление имущественных отношений УГО готово выкупить квартиру № 2, затем пенсионерка
должна снести за свой счет весь дом, а земельный участок будет определен в собственность муниципалитета.

Оказался в собственности

Представители власти не учли, что пенсионерка сумеет защитить свои интересы. Она воспользовалась правом оформления участка
земли, который унаследовала вместе с приватизированной квартирой. Такое право предоставил законодатель всем собственникам
жилья в Земельном кодексе РФ еще в начале 2000-х годов. Людмила Ивановна для верности оформила участок, находящийся под ее
квартирой № 2, и свою часть надела, прилегающего к дому.

Властям не оставалось ничего другого, как дать разрешение собственнице квартиры № 2 на капитальный ремонт жилища или новое
строительство.

Повторная экспертиза технического состояния квартиры № 2, на которую пришлось потратиться женщине, определила: занимаемое ею
жилое помещение не требует сноса. Теперь Л. И. Власовой осталось добиться в краевом суде того, чтобы и повторное постановление
главы УГО признали незаконным, так как квартира Людмилы Ивановны после капитального ремонта является пригодной для проживания.
Добиться этого в городском суде, к сожалению, не удалось.

Как пояснили адвокаты пенсионерки, будь у нее повыше уровень правовой грамотности, она вполне смогла бы настоять на
возбуждении уголовного дела о превышении полномочий главой округа. Муниципальная власть обязана стоять на страже законных
интересов граждан, особенно малозащищенных, а данная трехлетняя тяжба свидетельствует об обратном.

— Как-то одна из рядовых сотрудниц управления имущественных отношений сказала мне шепотом на ухо: «Вы первая из граждан,
которая требует от властей больше для других, чем для себя и вынуждены доказывать в судах свои права. Но вряд ли вы их
добьетесь!». А я ответила ей проще: хотела сделать, как лучше, — настоять на ремонте или сносе ветхой квартиры № 1,
составляющей 3/8 от площади дома, — а получилось, как всегда. В результате могла лишиться родного крова и участка земли.
Надеюсь, что все мои мытарства позади, и никто уже не сможет замахнуться на мою собственность – единственное, что я могу
передать своим внукам в наследство.

Надежда ПРАВДИНА