Выставка «Послание насекомых» представлена в Доме художника

Вдохновение черпали из насекомых – 36 художников Приморья пошли на эксперимент. Изобразили  жуков и тараканов во всей своей красе. Коллективный замысел – показать и разгадать послание насекомых. Насколько это удалось, расскажет Ольга Сомкина.

Мухи, тараканы и пауки заняли все пространство Дома художника. Молодые творцы решили похулиганить. Впрочем,  выставка «Послание насекомых» не столько про букашек, сколько про людей.  Пауки в банке ярко и образно представляют взаимоотношения в некоторых коллективах. Жук-навозник – символ накопительства. А вот муха – самурай.

Василий Галактионов, художник:

– У меня ассоциируются с миром харакири, с самураями. Когда делают сеппуку, они надевают белое кимоно. Почему смеетесь? Потому что у мух внутри зеленое. 

Ко всему происходящему автор проекта Василий Галактионов относится не очень серьезно. Говорит, что это эксперимент. Хотя идея проекции мира человека на мир насекомых в искусстве не нова. Так, Данте   в «Божественной комедии» уподобляет ангелов пчёлам. В поздней средневековой живописи бабочки,  кузнечики и божьи коровки – одновременно и религиозные символы, и знаки восторженного любования красотой реального мира. В конце 20 века Виктор Пелевин создал басню на современный лад и  представил аллегорию человеческого общества, в котором каждая социальная среда отражена в определенном виде насекомого. Комары – бизнесмены, муравьи – военные, конопляные жуки – наркоманы. Кстати, на этой выставке представлены иллюстрации к книге, ставшей культовой. 

Ольга Зотова, искусствовед:

– Этот эксперимент оправдан. Есть современное искусство, которое предполагает формы разные, в том числе удивительные, эстетичные. Но это попытка и формы выразить, и смыслы.

Тему насекомых исследовали 36 молодых авторов. Кто-то представил графические листы в духе старинных энциклопедий, кто-то обратился к импрессионистской традиции. Множество высказываний, еще больше обсуждений. «Послание насекомых» взволновало публику. На открытии выставки залы Дома художника едва вмещали зрителей.

«Панорама»