Тема недели: страсти по “Матильде”

Анастасия Ярошенко, корреспондент:

– Матильда – героиня, взволновавшая российского императора, а спустя сто лет, всю российскую и, в том числе, приморскую общественность. История романа балерины и последнего российского императора разделила Россию пополам. И пока одни участвуют в молитвенном стоянии во имя запрета богохульного фильма, другие подписывают петиции и говорят о невозможности цензуры в стране.

По этому зданию больше сотни лет назад гулял будущий царь Николай II. Теперь от имперской России остались лишь стареющие стены, воспоминания и архивы.

Руслан Дочинец – казак, атаман. И к царской России у него особое отношение. Любовница императора оскорбила чувства атамана и многих других.

Руслан Дочинец, кошевой атаман хутора Щитовой:

– Я считаю, что все казаки отрицательно относятся к показу этого фильма. Что, нам только «Матильду» осталось смотреть? У нас и так все телевидение, все программы заполнены одним бардаком, развратом и всякими иностранными фильмами.

Андрей Алтухов, походный атаман казачьего эскадрона при Федерации джиу-джитсу:

– Идет полностью брань. И неправда.

История Матильды началась еще в прошлом году. Тогда вышел лишь трейлер фильма о запретной любви последнего русского царя. И сразу в прокуратуру посыпались письма от православных активистов. Однако силовые структуры заявили, что хула не обнаружена. Минкульт выдал прокатное удостоверение. За светлый образ царя вступилась депутат Наталья Поклонская.

Истерией «по Матильде» пошла по регионам. В Приморье фрагмент фильма должен был стать частью программы кинофестиваля «Меридианы Тихого». Но активисты-самодержцы возмутились и направили письмо, которое подписал Митрополит Вениамин.

«Не хочу повторять те мерзости, которые происходят в фильме «Матильда», они общеизвестны. Думаю, негоже такому уважаемому международному фестивалю, как «Меридианы Тихого» включать в свой репертуар показ фрагментов фильма «Матильда», вызвавший бурю негодования и возмущения во всем православном мире и у людей, почитающих святого царя Николая II и его святую царскую семью.

По моему мнению, одной из главных задач кинематографа является нести духовные скрепы, а фальсификация истории Отечества пагубно сказывается на духовном состоянии нашего народа». (Обращение Оргкомитета по увековечиванию памяти пребывания цесаревича Николая Александровича, будущего Императора Всероссийского во Владивостоке в 1891 г.)

Игорь Чернозатонский, составитель обращения, лидер Приморского отделения партии «Самодержавная Россия»:

– Дело в том, что задача – оболгать историю. Тем более, в 1918 году – 100 лет со дня убиения царственных мучеников. И чтобы это понимать, надо быть воцерковленным человеком, православным.

Защитники образа Николая II считают, что никакого романа с Матильдой у царя не было. Если и был, то лишь платонический, то есть духовный. И только до свадьбы. А вот историки говорят другое.

Вадим Агапов, доцент ДВФУ, кандидат исторических наук:

– Что касается истории с Матильдой: о том, что у нее были отношения с Николаем Александровичем в то время, когда он был Цесаревичем, она рассказывает в своих воспоминаниях. Понятно, что балерины, многие балерины были на содержании и любовницами различных членов императорской семьи.

Николай II, конечно, святой. Но святым он был объявлен только после своей смерти. А при жизни также, как и князь Владимир, он был обычным человеком. И имел обычную жизнь с обычными отношениями.

Защитники монархии вместе с фактами игнорируют и сам фильм. В истории России – дело обычное. В пятидесятых все возмущались Пастернаком – «не читал, но осуждаю». В семидесятые – Солженицыным – «открывать книгу даже не собираюсь. Лжец, иуда». И теперь режиссер Алексей Учитель со своей «Матильдой».

Игорь Чернозатонский, исполнитель обращения, лидер Приморского отделения партии «Самодержавная Россия»:

– Я не хочу повторять те мерзости, что в этом фильме творятся и происходят. То, что говорят, что никто его не видел – это все глупости. А его не надо видеть, есть сценарий.

Руслан Дочинец, кошевой атаман хутора Щитовой:

– Не видел и не хочу.

Андрей Островский, журналист, главный редактор «Новой газеты» во Владивостоке:

– Не видя фильма, говорить, что «ах, это подло». Что? Давайте посмотрим. Это что, 18+? У нас для этого есть градация: 6+, 12+, 18+. Посмотрим и обсудим. Откуда берется запрет неизданного экземпляра? В чем проблема? Не понимаю.

За «Матильду» вступилось Министерство культуры, режиссеры, даже некоторые политики.

Ольга Кишаковская, политический обозреватель:

– Нельзя, наверное, действительно, говорить о том, что фильм смотреть не стоит, его нужно запретить, потому что каким-то образом задеваются интересы православной церкви. Потому что это культура, здесь каждый для себя решает, что смотреть, а что не смотреть.

Протесты по стране привели к закономерным последствиям. В некоторых регионах запретили показывать «Матильду». В Приморье кинотеатры негласно отказались от проката. Но вот «Меридианы Тихого» пока держатся. Ефим Звеняцкий заявил, что «Матильде» – быть.

Ефим Звеняцкий, генеральный директор кинофестиваля «Меридианы Тихого»:

– У нас будет творческая встреча с Учителем, заслуженным артистом России. А в адрес тех, кто поднимает панику, не хочу ничего говорить. Пусть им будет стыдно.

Анастасия Ярошенко, корреспондент:

– Если уж запрещать, то не одну только «Матильду». Экстремизм и оскорбление чувств верующих можно найти во многих произведениях искусства и литературы: Блок, Толстой и даже Пушкин. А вот Льва Толстого уже признали экстремистом. Как минимум, три раза. Оказывается, в произведениях великого российского писателя содержатся призывы к разжиганию межрелигиозной розни. Странно, что эти книги еще лежат на полках библиотек.

«Панорама»