Парусный фрегат “Надежда” вернулся домой

Утро. По вантам Золотого моста
проскальзывают мачты командорской яхты клуба «Семь футов». На БПК «Маршал
Шапошников» поднимают флаги расцвечивания. И в эти же минуты на внутреннем рейде
Владивостока бросает якорь парусный фрегат «Надежда». Всенародный праздник
впереди, а сегодня – праздник первого возвращения.

Начинается день совершенно буднично. Катер властей порта подходит к
паруснику, погранслужба должна закрыть границу и оформить курсантские паспорта.
Мы – на его борту.

Фрегат «Надежда»
вернулся во Владивосток после первого в этом году учебного похода. У
мальчишек-курсантов вряд ли найдутся слова, чтобы описать свои чувства – тебе
17-18, ты месяц был в море, таскал паруса по реям, и вот он рейд родного города,
на пирсе ждут родители и девушки, а завтра – праздник. Сейчас мы увидим лица
этих мальчишек, ставших мужчинами и моряками

Пограничная процедура идет в офицерских каютах, она небыстрая, на борту 190
человек, но даже близкая встреча с родным причалом не отменяет корабельного
распорядка. У некоторых команд текущие работы. В полдень – обед. А на палубе
буквально каждый свободный от вахты прижимает к уху телефон. Внутренний рейд
Владивостока – это же центр города: между Русским мостом и Токаревской кошкой.

Власти отваливают от борта «Надежды», и капитан рассказывает нам о рейсе.
Выясняется, морской прогулкой его никак не назовешь.

В боцманских кондуитах есть особый термин – «парусное расписание». Даже
поисковики Интернета такое словосочетание не воспринимают. Курсанты «Надежды»
разъясняют чуть ли не на пальцах.

Авралы авралами, но основное занятие курсанта – учеба. Морское дело – это не
только сумма специфических знаний, но и наука отношений в экипаже.

Но вот спрашивается: а зачем все это проходить через мозоли и испытания
морской болезнью и высотой 10-этажного дома. Ведь есть спутники, а современные
суда набиты навигационными и рулевыми компьютерами так, что махинами в сотни
тысяч тонн водоизмещения управляют экипажи в 10 человек. На «Надежде» ее 26
парусов требуют рук почти двух сотен! Как ни странно, у 17-18-летних курсантов,
которые не мыслят себя без Интернета и гаджетов, сомнений нет.

Этот рейс «Надежды» был первым под флагом нового судовладельца. С конца
2014-го года фрегат не числится на балансе Морского университета, хотя еще со
времен легендарного ДВВИМУ в 91-м году поднимал флаг главного морского вуза
Дальнего Востока. Теперь учебный парусник – в хозяйственном ведении федерального
государственного концерна «Росморпорт». Логика в таком решении есть: университет
должен учить, а портовики – снаряжать корабли в рейсы. И этот маршрут «Надежды»
был по-своему символическим – в Нагасаки. Именно туда, и именно на «Надежде»
больше двухсот лет назад прибыло в Японию первое русское посольство в главе с
графом Резановым. Экипаж нынешней «Надежды» дипломатических задач, конечно, не
решал. Но на фестивале парусных судов, который ежегодно проводится в Нагасаки и
на котором «Надежда» не была с 2011 года, парусник из Владивостока с его
символической историей, конечно же, ждали. По крайней мере, японский видеосервис
Youtube забит роликами именно с «Надеждой». Вот так выглядел фестивальный салют
на фоне «Надежды» в ускоренной съемке анонимного японского туриста.

С рейдовыми формальностями покончено, «Надежда»
берет курс к родному 30-му причалу. Без парусов, к сожалению, но в акваторию
бухты Золотой Рог и юрким яхтам на парусах заходить запрещено. Вот буксиры порта
берут фрегат под свою опеку, заводят швартовы, а на берегу – мамы и девушки,
камеры телефонов фиксируют романтичные тэги: швартуется парусник, вернулся мой
парень, как мы соскучились. Но прежде объятий – все те же традиции и ритуалы:
торжественный строй однокурсников, отцы-командиры с приветствием.

Говоря начистоту, фраза капитана Воробьева «Красиво мы смотримся» должна
звучать не столько про Нагасаки, сколько про Владивосток. Единственный город
России, к которому приписаны сразу два парусных фрегата – «Надежда» и «Паллада»,
обязан создать свое событие-прикосновение к традициям флота, мужества и
романтики. И, кажется, первые ласточки уже появились: в русской пословице «с
корабля – на бал» стоит услышать прямой ее смысл. Без метафор.