Уникальный рассказ консультанта фильма «К-19» о сражениях за сценарий и историческую правду

4 июля – печальная дата в истории подводных сил России. В этот день в 1961-м году на первом атомном ракетоносце СССР произошла авария реактора, которая унесла жизни десятков подводников, но с которой, если быть объективным, подводники пусть и самой высокой ценой, но справились. Но в мире эта история стала общеизвестной не тогда, в 60-е, а уже в 21-м веке, когда в 2002-м в голливудском фильме «К-19» роль командира советской атомной субмарины сыграл Харрисон Форд, до того больше известный как Индиана Джонс. Фильм оказался странным: вроде бы и героическая драма, но с героями, которые действовали иррационально, не так, как было на самом деле, и даже не так, как мог бы действовать советский подводник в самом запредельном испытании. О том, как создавался этот странный блокбастер с бюджетом в 100 млн. долларов, нам рассказал программный директор международного кинофестиваля морских и приключенческих фильмов «Море зовет» Сергей Апрелев. Его рассказ настолько всё разъясняет про пропагандистскую машину Голливуда, что не требует особых комментариев.

Сергей Апрелев, консультант блокбастера «К-19: The Widowmaker»:

– Съемочная группа пыталась успокоить, что мы хотим сделать героическую сагу о русских подводниках. Т.е. такие словеса вызвали такой традиционный для русских приступ доброты и веры любому слову. Единственный вопрос, который был задан и на который режиссер и продюсер не ответили – они не ознакомили всех со сценарием. С этого всё и началось.

– Когда американцы предложили мне стать консультантом, я обратился к двум живым командирам К-19, это второй командир В.А. Ваганов и И.А. Ковалев, третий командир. Они сказали: Сергей, дело, наверное, непростое, наверняка там будут какие-то каверзы, закавыки, но учитывая, что ты все-таки командир, хоть и другой лодки – дизельной, но все-таки сознание у тебя вполне конкретное, и плюс ты с ними говоришь на одном языке. Поэтому это может помочь общему делу борьбы за историческую правду, примерно, чем я и занимался все эти месяцы, выслушивая примерно такие монологи со стороны продюсеров: Капитан, чем это вы тут занимаетесь? Нам непонятно. Я отвечаю: Как? Борюсь за историческую правду. Вы думаете, что я, Эд Фелдман, выложил из своего кармана 70 миллионов, чтобы хватать ваши советы на лету? Я говорю, ну если вам не нужны мои советы, отпустите меня на горячо любимую родину. Что интересно, я не подписал там ни одной бумаги, все договоры были только устные.

– Это в принципе объясняет их позицию – они не собирались делать оды подвигу наших подводников. Они собирались делать коммерческий проект, учитывая, что слово «русский подводник» было у всех на слуху после трагической гибели «Курска». И это был проект, на котором они хотели заработать деньги.

– Сначала мы вроде пытались друг к другу притереться, а потом все равно я увидел, что наш человек должен быть показан агрессивным, туповатым и представляющим угрозу для Соединенных Штатов.

–Каждые 2 недели я давал им 25 страниц критики очередного сценария. Его 13 раз переписывали, причем, не всегда последующий сценарий был лучше предыдущего. У меня дома уникальная коллекция из 9 сценариев. Они сохранились потому, что я не подписал. За мной 2 месяца бегал продюсер и просил, подпишите эти бумаги о неразглашении тайн Голливуда. Я говорю, если вы вычеркните меня из титров, я подпишу любую бумагу. Но потом им для достоверности, наверное, понадобилась фамилия. И я сказал: ну тогда я умываю руки.

Нельзя обвинять во всем этом безобразии только англичан. Были люди, которые распахивали им двери, которые не следовало открывать, но это прекраснодушие, как одно из качеств нашего народа – ой, они же делают фильм о наших героях – на этом играли америкосы.

Фамилия Апрелева в титрах «К-19» есть, но теперь есть и его четкая оценка смысла голливудской пропаганды: русский командир подводной лодки никогда не будет Индианой Джонсом, даже если его играет Харрисон Форд. 

А всем зрителям программы «Морское собрание» традиционно желаем семи футов под килем.