В залах Союза художников царит буйство красок и запахов

Французы определили этот жанр, как «мертвая натура». Для приморских художников он стал поводом для философских размышлений и цветовых поисков. О натюрморте – Ольга Сомкина.

Эта ароматная картошка с селедочкой Степана Арефина не оставляет равнодушным ни одного посетителя выставки. И определение «мертвая натура», которое дали французы жанру, сложно применить к этой живой картинке, но это классический натюрморт. Сегодня в залах Союза художников – настоящее буйство красок и запахов, свежесть цветов и плодов – любимой натурой многих художников. Для кого-то натюрморт стал поводом рассказать о воспоминаниях детства, о вещах, которые передавались из поколения в поколение.

Евгений Корж, художник:

– Эту ступку бабушка привезла из-под Волги, через всю Россию везла. И написал натюрморт «Бабушкина ступка».

А вот Маша Холмогорова разрешила заглянуть в святая святых – свою мастерскую, рассказала о таинстве рождения картины.

Мария Холмогорова, художник:

– Белый холст вдохновляет даже больше, чем потому что, когда натягиваешь холст, перед тобой целый мир. И это об этом.

Так, жанр о мертвой натуре стал для приморских мастеров поводом для глубоких философских рассуждений, иногда даже с политической подоплекой, как например, этот натюрморт под названием «Сталин жив».

Сергей Дробноход, художник:

– И у меня это вылилось вот в такое – Сталин, Париж. И там хорошо, здесь хорошо. Не сама суть, а эти вибрации – вот и это важно в натюрморте.

Шестьдесят художников представили свои картины. У кого-то холст – это целая история, а некоторые просто радуют цветом, светом и заряжают настроением.

«Панорама»