Запутались в трех соснах

Рыбаки пытаются договориться с властью, чтобы решить проблему обязательного оформления и учета приловов минтая и сельди при ведении спецпромыслов , сообщает otvprim.ru.

Эту тему вновь затронули на Дальневосточном научно-промысловом совете. Без приловов не бывает добычи водных биоресурсов. В тралах вместе с рыбой «в законе» – камбалой, бычками, треской может попасться и то, что оказалось там случайно – минтай. Набрать какое-то количество – до двух процентов – запрещенной рыбы, не воспрещено законом. На практике, ее заплывает намного больше.

Выходов в таких случаях у рыбаков немного, говорят эксперты, либо выбросить ценный груз за борт, либо оформить его в счет имеющейся квоты того же вида ресурса.
При этом экспертное сообщество говорит, что отсортировать рыбу под водой при помощи сетных орудий лова практически невозможно. Поэтому для сохранения популяций минтая и сельди, важно чтобы все уловы и входящие в них приловы, был учтены.

По словам президента Ассоциации Добытчиков Минтая (АДМ) Алексея Буглака , в прошлом году рыбопромышленники столкнулись с тем, что внутри пограничной службы есть два разных подхода к учету приловов и трактовке промысловой отчетности.

Главное требование камчатских пограничников – стопроцентное оформление уловов. Этот принцип направлен на то, чтобы суда при специализированном промысле сельди или донных объектов не выбрасывали прилов минтая, – объясняет президент Ассоциации добытчиков минтая Алексей Буглак.
Он отметил, что приморские инспектора в отдельных случаях рассматривают оформленные приловы, как нарушение правил рыболовства и возбуждают за это административные дела.

Заместитель директора ТИНРО-Центра ИгорЬ Мельников рассказывает, что на Охотоморской путине происходят случаи выброса «лишнего» прилова сельди и минтая траулерами, ведущими промысел – с конца осени и до начала февраля. В этот период приловы минтая могут достигать величины 30% на промысловое усилие, но капитаны судов не фиксируют прилов минтая, чтобы не списывать объемы прилова с минтаевой квоты. Это обусловлено тем, что большинство компаний предпочитают вылавливать в счет квоты икряной минтай. Он намного ценнее.

А вот, что говорит статистика ПУ ФСБ России по восточному арктическому району: 80% от всех случаев нарушений рыбаков, являются выбросы прилова при осуществлении специализированного промысла. Для недопущения нанесения ущерба ВБР за счёт перелова, необходимо отражать прилов в ССД и списывать эти объёмы с выделенных квот»,- утверждают камчатские пограничники. О проблеме хорошо знают и в Росрыболовстве. Там пытаются воздействовать на предприятия, которые позволяют себе выкидывать рыбу за борт. Из-за чего происходит большой перелов биоресурсов. Рыбопромышленников могут за это лишить квот или оштрафовать на сотни миллионов рублей.

Впрочем, пострадали почему-то компании, выполнявшие все требования и рекомендации ПУ ФСБ России по восточному арктическому району, камчатских пограничников. Известны примеры, когда приморское пограничное управление возбуждало дела об административных правонарушениях за списанный с квоты прилов минтая при ведении спецпромысла донных объектов. Эксперты замечают, что предприятия в этих случаях не нарушали нормы рыболовства, но размытые понятия в правилах дают повод придраться. Решить рыболовную коллизию можно начав активнее использовать методики контроля: от увеличения штата инспекторов до взвешивания уловов и установки систем видеонаблюдения.

До внедрения такого подхода вопрос: а что делать добросовестным рыбакам – оформлять прилов в пределах, выделенных на год квот или прекратить несколько видов промысла – остается открытым.