67-летний приморец не выносит мусор и держит в квартире 4 собаки, отравляя жизнь соседям

Столкновение интересов отцов и детей – явление,
знакомое многим. Кто-то считает такую проблему частным делом, касающимся лишь
несчастливой семьи. Но как смириться с разногласиями двух поколений, если от
этого страдают окружающие? О таком случае пишет сайт zolotou.com.

СКАНДАЛ
В СОЦСЕТЯХ 

Перед Новым годом в Интернете разгорелась
дискуссия о судьбе одинокого мужчины из общежития на Слободе, превратившего
свою комнату в худшее подобие отхожего места. Зловоние, распространяющееся по
коридору и всем этажам, вынудило соседей обратиться к участковому инспектору. В
тот же день он повстречался с жильцом, составил протокол и направил его в отдел
полиции, а затем – в административную комиссию. Какие же меры будут
предприняты, и смогут ли они изменить ситуацию к лучшему?

Чтобы дать оценку данной проблеме и навести
порядок в общежитии, участники дискуссии настаивали и на вмешательстве прессы.
Наш корреспондент не остался в стороне от острой ситуации и провел свое
журналистское расследование. Имена участников этой истории изменены.

С
ЧЕГО ВСЕ НАЧАЛОСЬ?

В своей скромной однушке Николай Павлович живет
довольно давно, но беззаветная любовь к бездомным собакам, которых он подбирает
на улице и заселяет к себе в комнату, проявилась у него чуть больше года назад.
Сейчас у него проживает четверо лохматых друзей. Чтобы прокормить своих
питомцев, он собирает все съедобное из окрестных помоек. Команду братьев своих
меньших на каждодневные прогулки хозяин не выводит, собаки справляют нужду
прямо в комнате, среди лохмотьев и куч пакетов с гниющими остатками продуктов.

Легкоузнаваемый запах настигает нас уже на входе в
подъезд. А на четвертом этаже, где притаилась «нехорошая» квартира, он
становится таким густым, что хоть топор вешай.

Оказывается, 67-летний пенсионер вдобавок ко всему
совсем не брезгует алкоголем. По словам соседки Светланы, иной раз он напивался
так, что даже не доползал до своей двери. Тогда она приходила ему на помощь. Светлана
– худенькая молодая женщина, не так давно перенесла две операции, сама еще
толком не окрепла, на ее плечах дети и больная мать. А тут приходится волоком
тащить обессилившего собаковода в его жилище. После каждого такого вынужденного
«визита» она, закрыв нос от удушающих запахов, пулей вылетала из чужой комнаты,
отмахивалась от роя мух.

– И это – в зимнее время! А что будет летом?! –
возмущалась она на своей страничке в соцсетях, когда начала разыскивать Елену –
единственную дочь Николая Павловича.

К разговору подключились три-четыре собеседницы. Не
разобравшись до конца, кто прав, кто виноват, они обрушили все свое негодование
на родственников. Правда, были и такие, кто подозревал, что дочь и внуки
неспроста оставили его без внимания. А кто-то сделал вывод, что он сам виноват:
не сумел воспитать заботливых кровиночек, а те и совесть потеряли.

Как выяснилось позже, на деле все обстояло совсем
иначе…

КАК
АУКНЕТСЯ…

За высоким забором на одной из улиц окраины
Уссурийска залаяла собака, когда корреспондент и одна из соседок неухоженного
«заводчика» собачек подошли к дому его дочери. Калитку открыла Тамара Петровна,
первая супруга Николая Павловича. От нее и стала известна в общих чертах
причина разобщенности отца и дочери Елены.

Как оказалось, в плачевной ситуации оказался не совсем
обыкновенный человек, а почетный ветеран Уссурийского локомотиворемонтного
завода, удостоенный за труд правительственной награды. Еще 40 лет назад этот
рабочий появлялся на людях в чистой отутюженной одежде, выбритым и причесанным.
Жена заботилась и о нем, и о двух детях, работала в УЛРЗ и без отрыва от
производства училась в техническом вузе.

Сдав последнюю сессию, Тамара Петровна вернулась
домой, где с детьми управлялась лишь ее мама. Супруг ушел навсегда, не
потрудившись объяснить причину. Дочери Лене тогда едва исполнилось три года.

– В кризисные девяностые я не раз на коленях
умоляла руководство машиностроительного завода, где работала в составе ИТР,
выдать мне хотя бы часть задолженности по зарплате на хлеб детям и больной
матери, – со слезами рассказывает Тамара Петровна. – Мне пришлось взять в семью
и двух осиротевших племянниц. Днем я работала технологом, а ночами мыла полы,
чтобы накормить семью. А муж в это время искал свое счастье на стороне, забыв о
голодных детях…

Почти сорок лет прошло, как они расстались. А
обида и теперь не улеглась: как он мог променять ее истинные чувства и
настоящую заботу на грязные отношения с женщинами, которым нужны были только
его деньги? Через годы их сын скончался от инфаркта. Видимо, не от хорошей
жизни…

Когда
Николай Павлович вышел на пенсию и оказался один в общежитии, нашлись желающие
поживиться за его счет.

– После того, как я расстался с последней женщиной,
меня трижды сильно избили, – пожаловался нам бедолага. – Уверен, это по наводке
жадной падчерицы…

…Как-то Елена взяла отца в свой дом на время, пока
в очередной раз не очистит его комнату в общежитии и сделает ремонт. Тогда ей
помогала и Тамара Петровна. Но все их старания были напрасными, потому что
бывший супруг и отец отвык жить в чистоте.

ВСПОМНИЛ
О ДОЧЕРИ

– Мне обидно, что за 36 лет отец ни разу не
поздравил меня с днем рождения и даже не поинтересовался, как зовут моих троих
детей – его родных внуков, – чуть не плача рассказывает Елена. – А сейчас он
требует к себе внимания. За последний год своим упрямством он мне весь мозг
вынес. Пришлось поставить условие: «Если хочешь, чтобы я тебя признала,
разводись с женщиной, которая тебе ничем не помогает и оставляет тебя без
копейки».

Когда Елена заглянула в управляющую компанию,
оказалось, что отец задолжал за комнату 45 тысяч рублей. Мать троих
несовершеннолетних детей была вынуждена оплатить его из собственного кармана. Теперь,
чтобы оплата производилась своевременно, по заявлению Елены часть пенсии
автоматически снимают с банковской карточки отца. От пенсии остается сумма,
которую дочь каждый месяц делит на четыре части и, не оставляя себе ничего, раз
в неделю выдает отцу по три тысячи рублей. Но этих денег ему хватает лишь на
день-два.

Продавцы ближайшего продуктового магазина говорят,
что обросший старик покупает в основном спиртное да полбуханки хлеба. Остальное
пропитание себе и многочисленным собачкам он собирает на помойках.

На какие средства полгода назад Елена сделала
ремонт в комнате отца, установила электротитан, купила хороший холодильник,
новую кровать, постельные принадлежности, одежду и обувь – остается только
догадываться. Однако уже через два месяца подогревать воду было нечем. Титан
исчез. А комната превратилась в свалку отходов и в большую собачью конуру.

Елена так и не смогла уговорить отца изменить к
лучшему свой образ жизни. Дочери надоело вытаскивать пакеты, принесенные со
свалки якобы с едой для собак. Комнату от завалов она не очищала с самого лета.

По настоянию соседей Елене пришлось вернуться в
жуткий смрад, чтобы навести порядок. Но отцу это не понравилось. Он поднял шум
и начал крыть дочь последними словами.

– Мне пришлось вмешаться и остановить
разгорячившегося соседа, – говорит Светлана. – Вот тогда я и поняла, как у них
там все сложно.

ЧТО
ДЕЛАТЬ?

О деградации человека, который является почетным
ветераном УРЛЗ, стало известно на заводе. Председатель профсоюзного комитета С.
Н. Перевалов, охотно подключился к журналистскому расследованию. Приехав к
своему бывшему товарищу по цеху, Сергей Николаевич ужаснулся:

– Я знал этого рабочего только с положительной
стороны. Он всегда был опрятным, не злоупотреблял спиртным. И вдруг я увидел
перед собой опустившегося человека. Совет ветеранов, оказывается, был в курсе
дела. Он не раз оказывал нашему товарищу материальную помощь, пока не убедился,
что все деньги тратились на выпивку. Наши женщины-активистки как-то провели
субботник в комнате почетного ветерана, но чистота оставалась недолго. Вот и
спрашивается: здоров ли он? Думаю, стоит провести его медицинское обследование
и при необходимости определить его в пансионат для ветеранов.

Проживающие рядом соседи тоже считают такой
вариант единственным выходом из сложившейся ситуации.

– Невыносимо наблюдать, как у всех на глазах
медленно гибнет человек, который не может, как следует, себя обслуживать и
создает невыносимые условия соседям по общежитию, – говорит Светлана. – Я
больше не намерена терпеть зловоние, тратиться на дезинфекцию помещений. Моя
больная мать была вынуждена уехать в деревню к сестре, так как стала мучиться
аллергией на тяжелые запахи, которые разносятся по всем коридорам и комнатам.
Непростое бремя легло на плечи дочери, которая росла в нужде и без отцовской
любви. Никому не пожелаю оказаться на ее месте.

КТО
ПОМОЖЕТ?

– Я понимаю, что разбираться в итоге придется мне,
– соглашается Елена. – Мало кто знает об эгоизме отца, который долгие годы
искал для себя свободы от семейных обязанностей, а теперь вспомнил, что у него
есть дочь. Мне от него ничего не надо. Я готова передать государству и его
приватизированную комнату, только бы получить возможность спокойно жить и
воспитывать своих детей.

И вот что особенно обидно: что бы я ни сделала, в
любом случае в глазах окружающих окажусь виноватой. Мне придется на время
оставить работу, чтобы показать отца врачам, затем собрать все документы и куда-то
его определить. Забрать к себе домой я не могу. Моя семья и особенно мама мне
слишком дороги, чтобы их жизнь превратилась в ад. Такого я не могу допустить.

По просьбе Елены редакция «НП» обратилась за
консультацией к заведующей уссурийским отделом краевого департамента труда и
соцразвития Е. Н. Заикиной. Вот что ответила Елена Николаевна:

– Чтобы определить беспомощного человека в один из
домов-интернатов края, надо, чтобы медико-социальная экспертиза признала, что
он является инвалидом и не может самостоятельно ухаживать за собой. Кроме того,
необходимо заявление от гражданина, который подтвердит свое желание перейти
жить в дом-интернат. Наша служба обследует бытовые условия ветерана и сделает
заключение. Согласно ему департамент труда и соцразвития может выдать путевку в
одно из учреждений нашей сферы, где окажется свободное место. В настоящее время
все дома-интернаты переполнены. И все же стоит сделать шаги к тому, чтобы
распутать этот узел. Люди не должны страдать.

Через несколько дней дочь Николая Павловича
пригласила на дом психиатра, и тот сделал заключение: пенсионер дееспособен.
Инвалидность ему пока не грозит. Правда, врач прописал ему таблетки, но пациент
категорически отказался их принимать. Дочь упрашивала его переехать в пансионат
для ветеранов, но и это предложение отец отверг. Демонстративным был и протест
пенсионера против расчистки завалов гнилья в его комнате. Стоило Лене и ее
взрослой дочери во время генеральной уборки вынести зловонные пакеты в контейнеры
с мусором, как несогласный хозяин вернул их на прежнее место, не поленившись
сходить на улицу. Единственная победа близких – передача собачек и щенков в
добрые руки специалистов. Но любимая Рита осталась с хозяином, который не имеет
привычки регулярно выводить ее на прогулки. 

Как на это отреагировала Светлана, поднявшая
тревогу в соцсетях в поисках дочери одинокого ветерана завода? Она убедилась,
что Николай Павлович решительно сопротивляется всему, что предпринимает его
дочь. Его не интересуют ни порядок в комнате, ни здоровый образ жизни. После
скандалов, которые он устроил дочери, возмущенная соседка сказала: «Не хочет –
не надо! Не стоит с ним так мучиться!».

Вопрос с нечистотами и зловонием в комнате Николая
Павловича остается открытым…

ОТ
РЕДАКЦИИ:

Подобная ситуация была и в общежитии рефдепо. Да и
мало ли вокруг пожилых людей, которым старость устроила экзамен на праведность
прожитых лет?!

Беспомощность ожидает каждого из нас. Какой она
будет – униженной и незащищенной или окруженной заботой близких? Закат
собственной жизни зависит только от каждого из нас. Как мы воспитаем своих
детей и внуков, сколько вложим в них своих сил и любви, – настолько можно будет
надеяться на свое активное долголетие и трепетное отношение со стороны близких.
Пусть никого не постигнет участь полного одиночества!

Татьяна АЛЕКСАНДРОВА