Тема недели: Рыбный порт внедрил все существующие в мире степени защиты от угольной пыли

История конфликта между Владивостокским морским рыбным портом
и жителями улицы Тополёвой впервые попала на телеэкраны три с половиной года
назад. Вот эти кадры наша съемочная группа сняла в 2012, а этот черный снег и
сажа на окнах запечатлены в 2013 году. Тогда же в порту начались масштабные
работы по решению экологических вопросов, которые возникали при перевалке угля.
Улица Тополёвая надолго успокоилась. Но нынешним летом снова собрался стихийный
митинг.

Лариса Бондарева, жительница ул. Тополевая, 46:

– Пыль
слоями. В таком состоянии я не могу уборку делать.

На эту сходку группа возмущённых граждан снова позвала
«Общественное телевидение Приморья». Правда, к себе в квартиры уже не
приглашали, угольную пыль на окнах не показывали. Но соседство с рыбным портом
всё равно ругали, жаловались, что в порт не пускают, и люди достоверно не знают,
что там происходит с перевалкой угля сегодня.

Пройдя непростую процедуру проверок и запросов, наша
съёмочная группа наконец-то получила заветные пропуска на закрытую таможенную
территорию Рыбного порта. Угольный терминал, который занимает значительную часть
ВМРП, нам разрешили снимать с любых ракурсов. Мы специально попросили об этом,
чтобы показать зрителям максимально достоверно всё, что здесь происходит. Не
собираемся отстаивать позицию ни одной из сторон. Просто хотим рассказать о том,
что видели своими глазами. А выводы по видеокадрам вы сможете сделать сами.

Для посещения порта мы специально выбрали солнечную и сухую
погоду, понятно –
в дождь или туман угольную пыль увидеть невозможно. Первое, что бросилось в
глаза –
полосы чистого гравия, который по периметру окружает всю территорию терминала. А
потом увидели радугу над горами угля. В этот момент шла разгрузка вагонов, и
одновременно работали водяные пушки.

Сергей Белинский, докер-механизатор ВМРП:


Работают передвижные водяные пушки. Вот пылезащитный экран. Да и по мне
не видно, что я такой запылённый. Это жёсткое требование руководства.

Александр Заболотный, заместитель главного технолога
ВМРП:

– Мы
разработали, приобрели и установили технику на автомобилях «КамАЗ». Одновременно
три мобильные установки, которые проводят орошение штабелей и не дают
распространяться пыли. Также на порталах установлены стационарные установки
пылеподавления, которые рассеивают водяную пыль над штабелем с углём.

Передвижные водяные пушки распыляют влагу параллельно со
стационарными. Таких установок две, с северной и южной стороны терминала.

Анатолий Ющенко, главный инженер ВМРП:

– Две
установки –
это в виду того, что северное направление преобладает и является наиболее
критичным для жилого фонда. Здесь мы сделали упор, пошли на расходы. Важность
этих мероприятий понимается на всех уровнях. В среднем тратим десять миллионов
на эти мероприятия.

Одной из самых дорогостоящих экологических мер стала
установка защитного пылеулавливающего экрана высотой в пятнадцать метров. Точно
такие же –
в густонаселённом Сингапуре, где угольный терминал расположен посреди жилых
кварталов.

Телеоператор снимает крупным планом погрузочный ковш во время
работы. Ни камера, ни человеческий глаз посторонних взвесей в воздухе не видит.
Но даже нам, неспециалистам в этой области, понятно, что стерильной чистоты при
погрузке угля добиться нереально. Объективную информацию можно получить
только с помощью экспертных проверок и экспертиз.

Дмитрий Транковский, начальника отдела надзора на транспорте,
по гигиене труда и радиационной гигиене Роспотребнадзора Приморского края:

– Измерения,
которые мы проверили в этом году, вновь подтвердили, что мы добились некой
стабильности. Да, конечно же, есть пыль, есть. Содержание в воздухе граничит с
предельно допустимым, но не превышает его –
это большой шаг вперед.

Татьяна Бондяева, старший мастер участка ТЭК:


Здесь работает мой муж докером, дочь и племянница работают технологами.
Наша работа непосредственно связана с угольным терминалом, бытовые помещения
находятся рядом. И наш коллектив круглосуточно осуществляет контроль за
соблюдением технологии при грузовых работах, потому что коллектив заинтересован,
чтобы наше здоровье было сохранено, прежде всего.

По пути из порта заезжаем на улицу Тополёвую. Беглый опрос
местных жителей убеждает, что угольная пыль уже почти как два года людям досаждать перестала.

Раиса Колева, жительница ул. Тополёвая:


Ситуация значительно изменилась. В настоящее время мы действительно не
чувствуем такой угольной пыли, которая была раньше. Более того, мы признательны
администрации рыбного порта. Они прислушиваются к нашим просьбам, стараются
реагировать позитивно на наши жалобы или предложения.

 –
А как же объяснить ситуацию, которая была –
 снова собирались жители, снова были какие-то претензии к порту. Вы
говорите одно, они –
другое. Где правда?


У каждого своё мнение.


Кто-то, может быть, хочет большего выиграть.

Во время недавней протестной сходки против работы рыбного
порта звучал ещё один аргумент.

Борис Преображенский, эколог:

– Рыбникам
плевать. Рыбный порт делает все, что угодно, кроме отгрузки рыбы.

Мы не поленились и, кроме угольного терминала, заглянули на
морские причалы порта. Погрузка рыбы шла полным ходом. Судно «Полтава» пришло с
охотоморской путины с полными трюмами лосося. Изучили
статистику: оказывается, порт не только не останавливал работу с рыбой и
полностью переключился на уголь. Наоборот, перевалка рыбы из года в год
увеличивается и на сегодня достигает тридцати тысяч тонн ежемесячно.

Анатолий Кукушкин, докер ВМРП:

– Ну,
давайте закроем мост через Золотой Рог. Вот я живу под мостом, мне летит
солярка, бензин. Надо адекватно подходить. Есть проблема –
надо её решать. А не так, что вот закройте угольный терминал и всё. Так нельзя.
А угольный терминал –
это сто сорок человек. А если бы у той жительницы, которая писала, муж или сын
работал и остался без средств существования? Это же неправильно.

Три года назад возмущение жителей Тополёвой, безусловно,
нанесло определённые имиджевые потери рыбному порту. Но желание одного из
важнейших перевалочных предприятий Владивостока решить справедливые требования
людей привело и к совершенно неожиданному положительному результату. Проделанная
работа по экологической безопасности сделала ВМРП единственным в России портом,
где одновременно, причём круглосуточно и круглогодично, используются сразу все
существующие в мире степени защиты от угольной пыли –
от улавливающего экрана до передвижных и стационарных водяных пушек.

Анатолий Юрченко, главный инженер ВМРП:


На сегодняшний день нет ни методических указаний, ни каких-то учебников,
где можно почерпнуть опыт, посмотреть расчёты, которые у нас проверены
практикой. Мы, к сожалению, тоже к этому пришли не сразу. Мы двигались
постепенно, поступательно.

Жалобы людей на пыль при открытой погрузке угля сегодня
звучат во многих городах страны. Система экологической защиты, которая внедрена
во Владивостокском морском рыбном порту, привлекла внимание экспертов из других
регионов России. Первыми с просьбой поделиться уникальной технологией обратились
из мурманских и сахалинских портов.

«Панорама»