Тема недели. Русский остров – “русский контраст”

Возле университета как всегда людно, но в понедельник здесь собрались не студенты. Все эти люди живут на острове. Они приехали на встречу с городскими властями. Добраться до кампуса им было непросто.

Анатолий Жегель, житель о. Русский:

– Мы очень соскучились по асфальту и по пешеходному переходу. Хотели просто походить. Никаких протестов, просто интересно, как должна выглядеть дорога.

Остров Русский – часть Владивостока. Но кроме моста город и остров ничего не объединяет. Медицина, образование, благоустройство – на острове и материке разные. Местные шутят, что чиновники специально сохраняют быт в первозданном виде, чтобы потом водить сюда экскурсии, показывать “Жизнь до САММИТА”.

Русский был закрытой военной территорией, потом территорией заповедной, а превратился в откровенно отсталую. Социальный нарыв дозрел до перитонита после саммита АТЭС. Вот уже несколько лет островитяне отчетливо видят со своего берега благоустроенную часть острова. В некоторых местах до красивой жизни кажется рукой подать.

Как можно не восхищаться этой архитектурой, библиотеками, залами, преподавателями с мировым именем. У сегодняшних студентов журфака в распоряжении самое настоящее телевидение с камерами, студиями, монтажными мастерскими и «ньюс-румами».  Все это кажется чудом. А они воспринимают все как должное.

Надежда, студентка ДВФУ:

– ДВФУ это самый перспективный университет, который дает хоть какое-то будущее.

ДВФУ – лицо нового острова. Как вантовые мосты. Университет – символ Владивостока, гордость всего региона.

Екатерина Чернакова:

– Буквально несколько километров от ДВФУ и мы доехали до границы цивилизованной части острова и не цивилизованной, где живут 6000 человек. И это, поверьте, совсем другая территория.

К жилым домам, детским садам, больницам, туда, где живут 6000 человек, ведет грунтовая дорога, которую этой весной смыло. По ямам, ухабам, в некоторых местах почти по оврагам мы приехали в один из населенных пунктов – подножье. Но асфальта и здесь не нашли. Школьники идут учиться по грязи. Во дворе образовательного учреждения настоящий потоп. К ступеням крыльца без резиновых сапог не пройти.

В Федеральном университете нас принимали радушно, а в этой образовательной школе не приняли вообще. Почему рушится фасад, топит двор, как чувствуют себя дети в таких условиях никто не ответил. Директор послала нас в управление образования. По дороге мы наткнулись на детский сад. Здание добротное, но больше подходит для музея истории острова. Удивительно, что энергию этот детский сад получает от солнечных батарей. То есть цивилизация к островитянам подбирается. Просто не с той стороны.

Едем в местную больницу. Заведующий амбулаторно-поликлиническим отделением Андрей Гришин все показывает и рассказывает. Скрывать больше нечего – больница банкрот. Медучреждение получает деньги за каждого пациента. А их на острове осталось немного.

Андрей Гришин, заведующий амбулаторно-поликлиническим отделением:

– То количество людей, которое проживает на Русском острове, просто не позволяет нам зарабатывать. Грубо говоря, на зарплату, скажем, еще зарабатываем, а все остальное – сами видите.

Стационар остался только дневной, на несколько коек. Штат сократили. Теперь здесь работает терапевт, который каждого второго пациента отправляет на материк.

А ведь медицина на Русском самая передовая в стране. В той части острова, где есть асфальт, работает современный медицинский центр. Там проводят сложные операции на сердце, суставах, лечат онкологию. Прогресс дошел до того, что людей оперируют роботы. Во все эти чудеса врачам местной больницы даже не верится.

Медицину в глуби острова реформа коснулась, но получилось как всегда – уверяют ее жертвы. Раньше на острове была своя станция скорой помощи. Теперь врачи приписаны к станции Тихая. В результате бригада обслуживает не только островитян, но и вызовы с материка.

Наталья Андреева, врач скорой помощи:

– Трое врачей работают в тяжеленных условиях. Мы сами все больные. Не знаю, на сколько нас еще хватит.
А еще в процессе реорганизации врачам скорой помощи поменяли автомобиль. Форд загнали в гараж. От нового начальства приехал старый ВАЗик.

До передела ситуацию довели дороги. Паромов больше нет, дороги еще нет. Реконструировать дорогу городские власти хотели еще в 2012. Тогда же под это дело, отменили большую часть паромов. Ведь с открытием моста остров стал полуостровом, а значит паромная переправа – пережиток прошлого. И все в это поверили.

Анатолий Жегель, житель о. Русский:

– Когда сказали, что ДВФУ будет, многие не верили. Мол, вес это обман. А построили. Асфальт начали тянуть 13  км, пожалуйста. Газ? Да разве когда-нибудь будет. И теперь, когда нам обещают с 2012 года, говорят, торсировка проведена, даже расписали столько-то миллионов. Подрядчик такой-то. Обещанного ждут три года. А уже пошел пятый год.

Практически новый пирс стоит, как памятник паромной переправе. Его, а еще морской вокзал, лестницу и освещение отремонтировали незадолго до отмены паромного сообщения. Теперь люди вынуждены выбираться на материк по дороге, какой бы она не была.

Виталий, житель о. Русский:

– В деревне в самой захудалой, наверное, нет такой дороги, как здесь. Машины бьются, грязь кругом. Чтобы в город поехать, надо сразу надевать грязную одежду, а в городе переодеваться.

Дмитрий, житель о. Русский:

– Я сделал ходовку на машине три дня назад. Вчера поехал на диагностику – пыльник порван, шаровые менять. А это опять трата денег.

Проблема в том, что остров Русский – часть города, но дороги острова до сих пор находятся в ведении Министрества обороны. Военные передали муниципалитету только дорожное полотно, обочины до сих пор в их распоряжении. Без прилегающей земли реконструкция невозможна, но дорогу можно обслуживать.
Жители Русского утверждают, что в эту зиму техники почти не видели. Диспетчерское управление на острове расформировали, грейдеры и КАМазы отправили на «материк».

«Панорама»