Тема недели. Наказание для живодеров

Марина лишилась четверолапого друга. Его забрали на передержку и не вернули.

Красотку у владельцев приюта забрали силой. Собаку вырвали из рук школьницы.

Анастасия Ярошенко, корреспондент:

– Эта история стала для владельцев приюта настоящим шоком. К ним обратилась одна вежливая, улыбчивая пара, представившись мужем и женой. Они захотели взять из приюта вот такого друга семьи. Но оказалось, что за двумя взрослыми, серьезными людьми, скрываются настоящие живодеры. 

Дмитрий вместе с женой выбирал четверолапый подарок дочке. По крайней мере, так они сказали. В тот день в приюте была только четырнадцатилетняя Кристина, волонтер. Показала гостям одну из любимиц приюта – «двортерьера» по кличке «Красотка».

Кристина Баркова, волонтер:

– Смотрю, они уводят собаку куда-то. Думаю, ну, может, гулять наверху пошли. Прохожу мимо, смотрю, что они пытаются посадить в салон машины. То есть собака упрямилась, как могла, они ее тащили.

Собаку похитили. Сотрудники приюта кинулись ее искать.

Мария Князева, хозяйка приюта «Форт Антон»:

– Моя знакомая стала набирать его телефон. И он у нее оказался в «черном списке». Это список номеров телефонов тех, кому нельзя отдавать собак. Это список существует многие годы у зоозащитников. 

Пса из приюта «Форт Антон» так и не нашли. Похитителю дозвонились. Он рассказал, что съел собаку.

Марина Морозова подбирает бездомных собак с улицы. А потом пристраивает в добрые руки. Год назад за «двортерьером» обратился мужчина. И поначалу показался подходящим кандидатом.

Марина Морозова, зоозащитница:

– Он подъехал, мы приехали к нему, зашли в дом. Там была его мама. Он сказал, это моя мама. Я здесь живу. Показал, где будет жить собака – будка. Все, как положено.

Новый владелец получил собаку и пропал. Марина до него не дозвонилась. А потом узнала мужчину – из истории приюта «Форт Антон». Это был тот самый Дмитрий.

Марина Морозова, зоозащитник:

– Я представила, вспомнила эту ситуацию и поняла, что, когда я ему звонила на второй день, то собаки, скорее всего, в живых уже не было. И поняла, что то, что он разыгрывал передо мной, был просто спектакль. Я была в шоке. 

Получается, мужчина в течение года забирал из приютов собак. Для еды.

Алёна Куделя, старший ветеринарный врач клиники «Благосердие»:

– Клинически эти собаки, чаще всего, уже здоровы. То есть человек уже понимает, что он не получит заболеваний, которые передаются от собак к человеку. Также у них уже стоят вакцинации. И они уже более откормленные, их уже не нужно с самого начала кормить.

Ветеринар знает, о чем говорит – пример перед глазами. Этого пса отобрали у собакоедов местные жители. Собаке пытались топором разрубить голову. Не получилось. Раны вылечили в ветклинике.

Издевались над животными и две семнадцатилетние девушки. Сейчас они известны больше, как хабаровские живодерки. Забирали собак, кошек и попугаев из приютов. Всего более 15 животных и птиц. А потом жестоко убивали зверей на камеру. Им инкриминировали оскорбление чувств верующих, разбой и экстремизм.

И в отношении Дмитрия возбудили уголовное дело. Правда, по статье «грабеж».

Наталья Фурманчук, начальник отдела по связям со СМИ УМВД РФ по г. Владивостоку:

– Было установлено, что мужчина открыто похитил из питомника на улице Зои Космодемьянской собаку стоимостью 7 тысяч рублей. В ходе оперативно-розыскных мероприятий был задержан 36-летний, ранее судимый, житель краевого центра. Мужчина был доставлен в отдел полиции, где дал признательные показания.

Это все, что может полиция. В России за поедание и убийство животных, конечно, могут посадить. Максимум, на полгода, а доказать жестокое обращение с животным – сложно. Вот и плодятся догхантеры, живодеры, собакоеды. В Приморье работает сеть «чифанек», где в суп кладут не свинину и не говядину.

Адекватного наказания живодерам – нет, настаивают активисты. Законотворцы соглашаются, что надо переписать закон. Депутат Госдумы от партии «Справедливая Россия» Олег Шеин предлагает ужесточить санкции.

Алексей Козицкий, руководитель регионального отделения партии «Справедливая Россия»:

– Наказание в отягчающих случаях может достигать семи лет. Я считаю, что это правильно, это оправданно. Потому что в целом по стране пошел совершенно безумный вал подобных преступлений.

Если закон примут, то Дмитрий, как и все другие живодеры, будет сидеть. Сколько, зависит от депутатов. Пока закон только прорабатывают. Голосовать «за» или «против» будут в 2017 году.

«Панорама»