Тема недели. Дипломатический беспредел

Консул КНДР Ким Гван Хен на машине с дипломатическими номерами протаранил ограждения в районе Молодежной. Причина аварии очевидна – консул мертвецки пьян. Он предлагает деньги очевидцам, чтобы они не снимали на видео. И атакует полицейских. Но его отпускают с места ДТП без наказания.

Злоупотребляют дипломатической неприкосновенностью консулы не в первый раз. Причем, заклятые враги КНДР – южные корейцы ведут себя на дорогах Владивостока не лучше. Прямо на выезде из консульства дипломатический работник сбил гражданку Узбекистана. Женщина отделалась легкими травмами. Рассуждать на тему особого положения дипломатов она не захотела, но высказался ее брат. 

– ГИБДД не останавливает машины с красными номерами. Если дипломат совершил серьезное ДТП, полицейские не могут его задержать, иначе лишатся погон. Можно парковать авто в неположенных местах, нарушать правила движения и даже пить за рулем.  В случае аварии от медицинского освидетельствования можно отказаться и права никто не отберет.

А выпить некоторые консулы любят. По нашим данным, северокорейские дипломаты часто заходят для этого в кафе на Некрасовской. А южнокорейские дипломаты предпочитают дорогой национальный ресторан на Партизанском проспекте. Официанты говорят, что консулы приходят выпить и по выходным, и по будням – после работы. Любимый коктейль – водка с пивом. В России его называют «ёрш» и любят только те, кто хочет быстрее напиться. Для корейцев – это выпивка на каждый день.

Безнаказанность – это испытание, которое не каждому по плечу, утверждает председатель Приморского союза психиатров Александр Коломеец. Считает, причина всплеска ДТП среди корейских консулов – это плохой отбор на должность с особым статусом.

Александр Коломеец, психиатр:

– Упомянули Корею. Там ведь люди живут под большим стрессом, под прессом огромным. И вот он выбрался на относительную свободу и «шлея под хвост попала».

Не отстают от азиатских коллег и американские дипломаты. Главный любитель пьяной езды – консул по безопасности Майкл Кейт Сестаро. Он – частый гость ночных клубов и баров Владивостока. Сотрудники ГИБДД уже ловили его пьяным за рулем. Но он по-прежнему с правами на дорогах.

Больше всех от пьяной и просто лихой консульской езды страдают пешеходы. За последние два года под колеса попали трое приморцев. Последняя жертва живет в этом доме. 80-летнюю Любовь Карпенко в феврале этого года  сбил консул Северной Кореи. Она получила перелом бедра и другие серьезные травмы.

Всеволод Крапивин, корреспондент:

– Любовь Степановна живет в этой квартире, но не смогла открыть нам дверь. После аварии, которая произошла полгода назад, женщина до сих пор не может ходить.

Связаться с ней получилось только по телефону.

Любовь Карпенко, пострадавшая в ДТП:

– Уже перешла улицу, уже на бордюр ступила. Тут меня он и ударил. Плохо я себя чувствую, потому что мне уже две операции сделали. Одну сделали, что-то я повредила, наверное. Вторую сделали. Поэтому я себя плохо чувствую. Не хожу и не стою даже.

За такое ДТП по российским законам можно получить до трех лет тюрьмы. Но максимум, что ждет дипломата- это перевод на работу в другую страну.

Даже получить компенсацию за вред здоровью от дипломатов очень сложно. Журналисту «Приморской газеты» Юлии Беликовой для этого потребовалось два года. В 2015 году прямо на выходе из редакции сбил южнокорейский консул. Девушка серьезно повредила колено. Доказать виновность дипломата смогла только с помощью записи камер видеонаблюдения.

– Мужчина попытался обвинить меня в «автоподставе», заявив, что я сама бросилась под колеса, чтобы заработать на этом деле. Но, по его словам, у меня ничего не получится. В качестве компенсации иностранец предложил мне 10 тысяч рублей. Хотя, как мне заявили в больнице, только расходы на необходимые лекарства будут в несколько раз больше.

Еще более резонансный случай произошел в 1998 году с Александром Кашиным. Машину, в которой он ехал, протаранил американский консул. Приморец остался инвалидом. Дипломат уехал в США, сменил имя и фамилию. Компенсацию Александр не получил до сих пор.

И это притом, что компенсация вреда здоровью в ДТП – единственное исключение из неприкосновенности. На дипломата можно подать в суд, но заставить исполнять решение российской фемиды все равно не получится, ведь его имущество не смогут арестовать в случае неуплаты.

Владимир Игнатьев, адвокат:

– На данный момент я не знаю такой практики, чтобы «лицо» спокойно получило деньги, как у нас это принято. В основном приходится уповать на добрую волю консульского учреждения или самого консульского работника.

Всеволод Крапивин, корреспондент:

– Злоупотребление неприкосновенным статусом – общемировая проблема. Причем, дипломаты пренебрегают не только правилами на дорогах. Есть случаи воровства и даже убийства. Так, например, сотрудник мексиканской делегации на саммите стран Северной Америки воровал телефоны у высокопоставленных чиновников. А посол Бирмы в Шри-Ланке убил свою жену и сжег ее тело прямо на глазах у полицейских. Никакого наказания не последовало.

Правила дипломатической неприкосновенности установила Венская конвенция, заключенная государствами в 1961 году. В 2014 году МВД России попыталось урезать особый статус  дипломатов на дорогах. Но  МИД выступил категорически «против».

Наталья Коломейцева, политолог:

– Если мы думаем, чтобы отобрать какую-то неприкосновенность у зарубежных дипломатов, то мы должны быть готовы к тому, что у российского дипломата заберут этот иммунитет за рубежом. А тут уже – политика. Ведь дипломаты реализуют наши государственные интересы в других государствах.

Политологи уверены, что Россия ни на шаг не отступит от международных норм дипломатической неприкосновенности в обозримом будущем. Поэтому для водителей и пешеходов есть единственный способ обезопасить себя – держаться подальше от машин с «красными» номерами.

«Панорама»