Морская. Тюлений бэби-бум

Научный сотрудник Национального центра морской биологии Игорь Катин всю свою жизнь посвятил нескольким островам и скалам в заливе Петра Великого, которые вместе с омывающей их акваторией именуются Дальневосточным морским биосферным заповедником, и вот этим существам, которые так неуклюжи на суше и так грациозны под водой. Больше и лучше Катина про пятнистых тюленей-ларг никто в мире просто объективно не может знать и не знает. С группой ларг, которая обитает на базе изучения морских млекопитающих в Приморском океанариуме, Катин встречается ежедневно уже 4-й год, без выходных. И плюс ведет постоянные наблюдения за их сородичами, что обитают на островах заповедника и рядом.

Но слушаешь его рассказ о ларгах, рядом с которыми он провел не одно десятилетие – и диву даешься: Катин не знает, как объяснить то, Катин сомневается в этом, Катин предположить может, но не уверен. Истинный ученый, познающий законы природы, уверен лишь в одном: всё в этом мире, особенно морском, гораздо сложнее и многообразнее, чем мы видим и в чем вроде бы точно уверены.

Ежегодно в феврале-марте сотрудники заповедника и Национального центра морской биологии проводят так называемый подсчет детенышей тюленя-ларги, они рождаются в эти зимние месяцы, и подсчет этих мимишных созданий дает данные не только о количестве новорожденных, но и характеризует состояние популяции в целом. И вот бельковая перепись 2019-го года преподнесла Катину очередной сюрприз, фактически сенсацию.

БЕЛЬКОВАЯ ПЕРЕПИСЬ

В этом году заповедное дело в морском биосферном существенно модернизировалось. На побережьях, где ларги устраивают зимние родильные лежбища, установлены камеры видеонаблюдения, которые в режиме он-лайн гонят Катину во Владивосток терабайты видеоматериала. Но чтобы подсчет был аналогичным предыдущему, и результаты можно было сравнивать, как и в прошлые годы, Катин и его помощники переписывают бельков персонально, в условиях личного присутствия. Днем переписи на островах в этом году стало 5 марта. 

Так что случилось? Столь резкое и заметное увеличение рождаемости только в человеческих социальных системах считается признаком стабильности общества, устойчивости экономики, уверенности в завтрашнем дне. А в природных системах куда как всё сложнее. Возникают вопросы: Биологически популяция отвечает на благоприятные условия? Самок рождается больше? Но это не факт – половозрелыми самки ларги становятся на 3-й, 5-й, иногда 7-й год. Может быть, самок не рождается больше, но они раньше становятся половозрелыми? Мутации, не дай бог? А еще есть территориальные вопросы, океанологические. А может быть, и что-то такое, о чем мы и спросить не можем.

Любой ученый-биолог работает с лабораторными животными: неслучайно ими становятся мыши, крысы, кролики – это быстро размножающиеся виды, и исследователь за короткое время может увидеть изменения от одного поколения эксперименту ко второму, третьему, четвертому. Но Катин говорит, ларги долгоживущие животные, это не грызуны, которые мгновенно отвечают на изменение условий. Как бы хорошо им не было бы в заповеднике, рождаемость тут ни при чем.

МИГРАЦИОННЫЙ КРИЗИС?

Ларга, безусловно, узнаваемый, флаговый, если так можно выразиться, обитатель залива Петра Великого. Но редким, эндемичным видом, присущим только нашей акватории и нашим островам ее никак не назовешь. Ее можно встретить в северном Тихом океане от Аляски до Японии и дальневосточного побережья России. По некоторым меченым тюленям-ларгам Катин имеет представление, хотя и не полное, об их перемещениях, и иногда это бывают весьма неблизкие круизы. И со своими сородичами любители помахать ластами на несколько тысяч километров общаются.

Кстати, модернизация технического оснащения заповедника продолжится. Пока у Катина 3 камеры на побережье, уже этой весной станет гораздо больше. Кстати, вниманию браконьеров и любителей погонять по акватории заповедника на скоростных катерах летом, материалы видеофиксации теперь считаются доказательной базой при возбуждении уголовных дел по нарушениям природоохранного законодательства. И эти первые камеры, которые были поначалу установлены только в исследовательских целях, уже принесли и такой правоприменительный результат. Три уголовных –подчеркиваю, уголовных – а не административных, три уголовных дела приняты в судебное производство с портретами непрошенных двуногих гостей. 

ЖЕСТОКОСТЬ ПРИРОДЫ

Катин не считает необходимым сокращать смертность бельков каким-то специальным уходом за ними. Он регулярно спасает тюленей, но только в одном случае – если животные пострадали от вмешательства человека. Белек вымазался в мазуте прибрежной полосы, мамаша перестала его опознавать по запаху и не кормит, такого надо спасать, запутался в сетях – тоже вытащат. Но если смерть наступает по причинам, не связанным с человеком, никаких сюсюканий и сердобольности. 

БЭБИ-БУМ

Когда новости о резком всплеске рождаемости ларг в заповеднике добрались до информационных агентств, в заголовках тут же замелькал термин из человеческой социологии и демографии – бэби-бум. 
Катин считает такой перенос терминов из социальных наук в биологические неверным и даже опасным – как вы лодку назовете, так она и поплывет, а какой может быть бэби-бум, если оценка общей численности приблизительная. Увеличилась популяция или нет, никто не знает. Пока есть только один факт – насчитали на 200-300 бельков больше, чем в прошлые подсчеты.

Но будем честны перед самими собой: как бы ни сомневался ученый Катин, и какими бы не были истинные причины повышенной рождаемости у тюленей – это хорошая новость. Это значит, что круглые головы с любопытными глазами будут чаще всплывать в наших бухтах и смотреть в сторону наших пляжей, мостов и набережных. А таких городов, где в черте поселения можно увидеть диких животных из естественной среды их обитания – на земном шаре раз-два и обчелся.

Фото: Дальневосточный морской заповедник