Привет с «Фукусимы». Радиоактивную воду сольют в море

Больше миллиона тонн отработанной воды с аварийной атомной электростанции “Фукусима-1” разрешило слить в море правительство Японии. Обещают, что никакого ущерба  экологии это не нанесет. Есть ли опасность для Приморья – подробнее в сюжете Общественного телевидения Приморья.

С тех пор, как слово Фукусима прогремело на весь мир, прошло десять лет. Тогда, в марте, на восток Японии обрушилось сильнейшее землетрясение, вызвавшее цунами невероятной силы. И – аварию на атомной электростанции. Зона отчуждения растянулась на километры. Работы по ликвидации последствий катастрофы идут до сих пор. Главная проблема – что делать с тоннами радиоактивной воды, которая годами копилась в резервуарах. Известие о том, что 13 апреля Япония официально разрешила слив в Тихий океан, взбудоражила Китай и Южную Корею. Позицию нашей страны озвучили представители российского МИДа.

Мария Захарова, официальный представитель МИД РФ:

Надеемся, что Токио подойдет к этому важному вопросу со всей ответственностью, примет соответствующие меры для минимизации негативного воздействия на морскую среду, ухудшения экологической обстановки, а также не будет создавать затруднений для хозяйственной деятельности других государств, в т.ч. в области рыболовства.

В первые месяцы после аварии дальневосточные океанологи отправились в район бедствия. Их интересовало направление течения радиоактивной воды с Фукусимы. Тогда провели десятки исследований и наблюдений.

Вячеслав Лобанов, директор Тихоокеанского океанологического института ДВО РАН:

Японское море находится в более благоприятных условиях. Сложно воде из районе Факусима попасть в Японское море. Это может произойти только через несколько лет через субтропический круговорот и по-видимому происходит, но концентрация будет совершенно неопасна.

Этот вывод и теперь в силе. Сбрось японцы воду с Фукусимы сейчас, к берегам Приморья ее не принесёт. Более того, в распоряжении есть вот такой подводный аппарат – смартфиш. Дальневосточные учёные создали его таким образом, что у него уже есть вмонтированный гамма-спектрометр. Он распознает любое радиоактивное вещество в толще воды.

Александр Чаркин, заведующий лабораторией Тихоокеанского океанологического института ДВО РАН:

Благодаря этому прибору мы в быстрые сроки моментально определим, и главное конкретно найдем, где эта повышенная радиоактивность, после чего судно может подойти и провести отбор воды.

Скачать видео

Сразу после катастрофы ученые нашего института химии предлагали свою помощь. В конце 90-х они разработали специальные сорбенты, которые впитывали радиоактивные вещества как губка. И запросто справились с цезием, кобальтом, стронцием. Дальневосточные ученые приезжали в Токио, вместе с коллегами из других стран проводили испытания. Нашу разработку признали лучшей. А дальше – тишина.

Дмитрий Маринин, заместитель директора по научной работе института химии ДВО РАН:

Отходы – это объемы, их надо захоронить. Мы должны этот объем как можно больше уменьшить, если стандартно мы можем уменьшить в 2-3 раза, то использованием дополнительного блока с сорбционным реагентом, мы можем уменьшить в 25-35 раз

Но сейчас о разработке наших химиков речи не ведут. Тритий – радиоактивный изотоп водорода сегодня основной раздражитель. Японцы подтвердили, что спустя десять лет на атомной станции процесс очистки радиоактивной воды, которая используется для охлаждения атомных реакторов, продолжается. Умные японские технологии позволяют фильтровать эту воду так, чтобы удалять из неё все радиоактивные материалы. Но только не тритий. А его наличие в питьевой воде недопустимо. В стране восходящего солнца уверенно заявляют, что смогут уменьшить концентрацию вещества. Но соседние государства потребовали гарантий, – вдруг что-то пойдёт не так, что тогда будет с морскими обитателями? Эту тревогу разделяют и в Приморье.

Владимир Раков, советник по науке директора Тихоокеанского океанологического института ДВО РАН:

Лосось живёт 3-4 года, мигрирует в сови реки, а кормиться в том месте, где сбрасывают, поэтому мы не знаем, кто вернется к нам через 3-4 года мы не знаем, можем только догадываться.

Приморские экологи уверены, сброс загрязненной воды – не лучший выход. Главное, что беспокоит, – последствия таких действий для морской биоты и сфере промышленного рыболовства.