Новый законопроект может поставить крест на охоте в Приморье

Владивосток, 29 августа – ОТВ. Запрет на охоту. Внесенный на
рассмотрение законопроект может лишить охотников их основного заработка.
Перечень краснокнижных животных предлагают дополнить соболем. Охотники-промысловики категорически против этого закона.

Здесь, в коллекции у Олега Юшкина, около ста экспонатов животных Приморской
тайги – рысь, косуля, выдра и, конечно, соболь. Это животное для жителей
Мельничного – самое ценное. Приморский “седой” соболь сейчас пользуется спросом
на рынке пушнины. И традиционно зимой, в феврале, здесь занимаются ловлей этих
юрких зверьков. Почти каждый в Мельничном – охотник. Однако сегодня промысловики
в непривычной для себя роли – юристов и правозащитников. Все дело в новом
законе, который хотят ввести в России.

Олег Юшкин, председатель
правления охотхозяйства “Сидатун”:

– Каждый охотник будет отнесён при любых
раскладах в разряд браконьеров. Даже если он ставит 100 капканов, а у него 20 в
разрешениях, можно будет найти умысел, что он хотел поймать 100 соболей и
подвести под одну из статей и, в принципе, для него охота на этом
закончилась.

Сейчас список особо ценных диких животных возглавляют 7
видов млекопитающих – это амурский тигр, сайгак, алтайский горный баран, белый
медведь, леопард, зубр и снежный барс. Соболя хотят внести в этот же перечень, и
тогда каждый охотник попадает под действие Уголовного кодекса – незаконная
добыча и оборот ценных диких животных. Как говорят сами охотники-промысловики,
им попросту “перекрывают воздух”.

Эдуард Батрак, житель с.
Мельничное:

– Я ежегодно наблюдаю, что соболь является далеко не исчезающим и
редким видом. По сути, если данный законопроект будет принят, и данный
нормативно-правовой акт вступит в силу, то можно сказать, что на охоте Приморья
и всего Дальневосточного региона и Сибири можно поставить крест. 

Владимир
Денисов, охотник:

– Тех, кто заносит сейчас животных  в Красную книгу, надо
 пустить сюда по речке – норка любит речку, они сразу по следам определят, что
занести её надо. Её попросту нет, она исчезла.

Ещё одно нововведение,
которое ставит под удар весь промысел – это так называемые “гуманные капканы”.
Соболь, как считают учёные, попадая в такой “агрегат”, умрёт за 120 секунд. Но
такие, как Владимир Денисов, охотники с 40-летним стажем, в этом сомневаются. Он
показывает капкан в действии. Его сложно “зарядить” руками, он громоздкий. Умный
и юркий соболь чует железо за версту, и не  станет есть приманку с “языка” такой
махины. И ещё один минус капкана – даже если зверь сюда попадёт, то драгоценная
шкурка будет испорчена.

Владимир Денисов, охотник-любитель:

– Этот
капкан ловит за лапу, а те, кто выкупает пушнину, на лапы вообще не смотрят, они
их вовнутрь складывают и завязывают. А этот капкан, он вот что делать будет:
зверь сюда залазит,  механизм его придавливает – и мех уже испорчен, полоса
пройдет, потому что его сюда будет тянуть, и мех в этом месте будет
испорчен.

За счёт охоты и рыболовного промысла выживают сёла Дальнего
Востока, Приморья и Сибири. Пушная охота для села Мельничное – это возможность
прокормить семьи.

«Панорама»