В заповедниках Приморья провели учет тигров

Владивосток, 10 февраля – ОТВ. Два приморских заповедника отмечают восьмидесятилетие –  Сихотэ-Алиньский биосферный, который в своё время был самым
крупным в мире, и Лазовский. Последний носит имя Льва Капланова, директора,
погибшего от рук браконьеров. Видный исследователь впервые провел учет тигра по
следам на снегу. Сегодня этот метод – главный в подсчете
хищника.

Линейка, телефон, он же фотоаппарат, GPS-навигатор,
блокнот и карандаш. Вот и весь набор, с которым учётчики исследуют тайгу в
поисках тигров, вернее, их следов. Увидеть полосатую кошку – это большая удача,
даже для егерей и охотоведов. Александр Голынский и Сергей Уманец полжизни
провели в лесу, а тигра видели всего раз. Но следы этого хищника считывают с
лёгкостью. Говорят, их можно спутать лишь с человеческими, и то – лишь на рыхлом
снегу.

Сергей Уманец, директор охотничьего хозяйства ООО «Фауна»:


След -11
сантиметров. Пятка. Можно сказать, что это самец крупный,
взрослый. Возраст у него старше пяти лет. Ещё у нас есть след чуть поменьше, там
пятка – 9
сантиметров. Возможно, самочка. Пара ходит
здесь.

Учётчики прошли охотхозяйство Анучинского района вдоль и поперёк,
а это больше полутора тысяч километров. Тигриных следов обнаружили, измерили и
зафиксировали множество. Но все они принадлежат лишь двум полосатым хищникам.
Надеялись наткнуться ещё и на снежного барса – когда-то он обитал в здешнем
районе. Но, скорее всего, эта дикая кошка исчезла навсегда. Охотовед Сергей
Уманец впервые участвует в такой глобальной переписи тигров, а вот его старший
напарник с блокнотом прочесывал тайгу и в 2005-ом году.

Александр
Голынский, координатор по учёту тигров Анучинского и Яковлевского районов:


Тогда не было GPS-навигаторов, не было обязательных требований к фотофиксации.
Верили больше на слово людям, что они прошли маршрут. Сейчас можем посмотреть,
во сколько учетчик вышел, с какой скоростью шел, где был – все четко
фиксируется.

 Татьяна Гнездилова, корреспондент:

– За время
переписи учетчикам придётся пройти больше 150-ти тысяч гектаров уссурийской
тайги, но это вовсе не значит, что они будут прочесывать каждый метр. Потому что
в учетчики случайные люди не попадают – это либо егеря, либо охотоведы, либо
работники природоохранных организаций. Они уже заранее знают тигриные тропы,
места кормёжки и отдыха хозяина тайги.

– Вот копыта – это кабаны. Вот
здесь целая тропа их. Это поменьше кабан прошел.

Рядом с такими тропами
и нужно искать следы тигра. Мясо кабана – основное «блюдо» в меню полосатой
кошки. Через пару метров теория подтвердилась – вот и следы «пастуха» , так
тигра называют охотоведы.

 Татьяна Гнездилова, корреспондент:

– В
суровые снежные зимы егеря в тайге регулярно устраивают кормовые площадки для
кабанов, косуль и других копытных, тем самым оказывая большую «услугу» для
тигров. На такие площадки хозяева тайги наведываются регулярно, раз в 7-10 дней,
за прикормленной «свежиной».

– Подкармливаем отходами кукурузы и овсом три раза в
неделю.

В этой переписи главное внимание уделено крупным кошкам –
амурским тиграм, дальневосточным леопардам и снежным барсам. Но одновременно
учётчики считают и поголовье тех животных, которыми кормятся хищники – от
состояния их популяции напрямую зависит и численность краснокнижных
кошек.

«Панорама»