ТЕМА НЕДЕЛИ. Образование каждому?

Инклюзивное образование – это обучение детей с необычными потребностями в самых обычных общеобразовательных школах. Инклюзия – обучение, по принципу равенства. Дети с ограниченными возможностями  учатся в классах наравне со здоровыми детьми. Получают общение сверстников, вместе с ними сдают ЕГЭ и выходят в жизнь полноценными членами общества.

Не бывает детей хороших и плохих, нормальных и не совсем нормальных. Все дети равны. А значит, должны иметь равные шансы на успех в жизни. Но как осуществить эту идею в классе, где у детей разные возможности здоровья? 

В этом маленьком классе по одной программе учатся разные дети. За одной партой сидят мальчики с синдромом Дауна и расстройством аутичного спектра. Педагог тьютор использует сразу несколько методик.

Класс общий, но подход к каждому ученику индивидуальный. Раньше особенных детей формировали в группы по принципу солидарности – с одинаковыми ограничениями по здоровью.  Этот класс в одном из коррекционных образовательных учреждений, по сути, инклюзивный – разные дети учатся вместе по одной программе. Реформа образования предлагает их родителям пойти еще дальше – в школы общеобразовательные, чтобы учиться наравне со здоровыми детьми.

Алексей Богданчиков отец ребенка с расстройством аутичного спектра:

– Если мы их «заткнем» в какую-то нишу дома или в узком кругу, они не будет развиваться – ни психологически, ни морально. Он будет просто, как «овощ».

Алексей воспитывает сына с диагнозом «расстройство аутичного спектра». Несколько лет назад хотел, чтобы ребенок посещал обычный детский сад. Учился общаться с детьми, познавал общество, его простые правила. Какое-то время Миша даже ходил в муниципальный детский сад. Но идея успехом не увенчалась.

Сейчас Миша учится в специализированном учреждении. Его отец не против инклюзивного образования. Скорее, не верит в его исполнение здесь и сейчас. Говорит, сами школы пока не готовы принять сына. Нет педагогов, которые адаптируют ребенка к новому месту:  психолога, дефектолога. Того же мнения сегодня придерживаются многие специалисты по коррекционной педагогике.

Инклюзивное образование должно объединить в общеобразовательных школах не только аутистов. Психо-речевые задержки развития, ДЦП, ограничения по слуху и зрению больше не будут препятствиями для тех, кто хочет наравне со всеми получать образование. Этот закон не новый, действует уже три года. Но, в основном, на бумаге. На деле его стали применять только сейчас. Инклюзивные классы появляются в школах постепенно. Родители особенных детей боялись отдавать их в общеобразовательные учреждения. Но теперь подгоняет сама система. В разных регионах страны закрываются коррекционные школы.

В Приморье ни одно коррекционное учреждение пока не закрыли. А инклюзивные классы уже появляются. Это обычная общеобразовательная школа Владивостока. В нее в первый класс пошли несколько учеников с особенными образовательными потребностями. В школе появились инвалидные коляски, заезды для них, а также специальная сенсорная комната. В ней проходят общие занятия, где обычные дети и особенные учатся, прежде всего, воспринимать друг друга.

Лада Шкода,  педагог-психолог:

– На первом месте ребенок, а не родители, не преподаватели. Если мы понимаем, что ребенку будет комфортно в этой ситуации, то пусть он учится. Но если ребенку будет некомфортно, то зачем ребенка заставлять и погружать в ту среду, в которой он будет чувствовать себя ущербно. Вы же понимаете, что не все дети могут принять такого ребенка, сам ребенок такой не всегда может учиться в данной среде.

Лада Шкода – редкий специалист для школы. Три года назад в Министерстве образования приняли два серьезных решения об инклюзивном образовании и оптимизации. Особенных детей пригласили учиться в обычные школы. Педагогов психологов, которые должны об этих детях заботиться, сократили. Лада осталась в 80-й школе только благодаря директору. Психолога перевели на другую ставку. Теперь Лада проводит занятия не только с разными детьми, но и с родителями. И тем, и другим объясняет прописные истины, что все равны.

Наталья Гадеева, директор МБОУ «СОШ №80»:

– Это связано с обществом, в котором мы с вами сегодня живем. До недавнего времени инвалид был каким- то не таким, человеком второго сорта, изгоем и тому подобное. Но мы эту задачу, я считаю, решили, для нас все дети одинаковые.

Детские психиатры, специалисты по коррекционной педагогике больше опасаются не отсутствия в школах  необходимых специалистов или пандусов. Ребенок, которого несколько лет обучали простым навыкам, может потерять их в течение нескольких месяцев. Если школа, в которую он придет, воспримет его агрессивно.

Родители обычных детей инклюзивному образованию тоже особо не рады. Ведь особенный ребенок может попросту отвлекать все внимание учителя на себя. Получается, к инклюзии все относятся настороженно, но возникла она не совсем случайно. К такому типу образования нас обязывала международная конвенция и статистика. По ней, в России с каждым годом рождается всё больше детей с отклонениями.

– По прогнозам, количество детей, которые будут иметь те или иные отклонения, будет больше. В силу органических причин.

Инклюзивное образование  – это сложный процесс, в котором участвуют все: дети, педагоги, родители. Успех зависит от многих факторов. За успешную реализацию пока никто не ручается. Но что будет, если коррекционные школы закроют, а в обычных школах эти дети не приживутся?

«Панорама»