Морская. Вирусы и океанская защита

В море вода не бывает грязной. Вам покажется это высказывание неправильным и неверным, потому что вы видели бурые после тайфуна волны, вы наступали, отправляясь купаться, в неприятный ил на дне. Но всё это совсем не грязь, в нашем людском понимании и гигиеническом смысле этого слова. Это морская вода со взвесями песка, если речь про штормовые волны, или перенасыщенная донными отложениями, если речь про ил. Всюду в этом жизненном пространстве кипит и развивается жизнь. Эта грязь не отравляет и не губит всё подряд. Здесь свои законы и свои правила, которые жизнь не уничтожают, а развивают, иногда по специфическим направлениям, но, тем не менее, жизненный бульон моря никогда не бывает грязным. Грязью для планеты под названием Океан является только то, что ему не присуще: нефтяная пленка от разлитого мазута, синтетические волокна, пластиковый неразлагающийся мусор – то есть отходы цивилизации, жизнедеятельности человека. Но эта программа «Морская» не о том, как надо правильно обращаться с отходами, а том самом неизведанном и практически незнакомом человеку морском микромире, который и увидеть-то практически невозможно.

МОРСКИЕ ВИРУСЫ
Но сначала напугаем вас. Каждую осень-зиму человечество сталкивается с новыми разновидностями и модификациями вируса гриппа, то он гонконский, то шанхайский. Есть вообще жутчайшие африканские вирусы, от которых, похоже, никакой защиты у самого крепкого иммунитета не найдется, типа вируса лихорадки Эбола.
Профессор школы биомедицины Дальневосточного федерального университета Михаил Щелканов как один из самых именитых специалистов-вирусологов России в 2014-м году был командирован в Республику Гвинея для изучения эболавируса модификации «заир» и организовывал там работу российских специализированных противоэпидемических бригад. Так что в делах вирусных он воистину профессор. Но вот что он говорит о морских вирусах.

Для нас, “чайников”, профессор Щелканов уточнил, что такое секвенирование. Это общее название методов, которые позволяют установить последовательность нуклеотидов в молекуле ДНК. В настоящее время нет ни одного метода секвенирования, который бы работал для молекулы ДНК целиком; все они устроены так: сначала готовится большое число небольших участков ДНК, а потом читается каждый участок по отдельности. Объем работы не то, что на поколения вперед – на тысячелетия.

Но напугав вас обилием вирусов в океане, все-таки успокоим: это инопланетные вирусы, и в клетках земных обитателей им делать нечего. Ведь что такое грипп – это вирус, который инфицирует собой клетки организма, и передается он через воздушную, а не водную среду обитания. Но все-таки понимать, что мир Океана – такая практически непознанная вселенная, что плещется у наших ног, на наш взгляд, обязанность любого человека, живущего у моря, то есть любого приморца.

ОКЕАНСКАЯ ЗАЩИТА 

С пирса морской биостанции Института биологии моря наблюдаем за пиршеством. Бакланы пикируют на стайку сардины иваси, что забрела на мелкую воду залива Восток, и тут же отбиваются от рэкета чаек, которые хотят отобрать добычу.

Но морские биологи в современном мире – это не только натуралисты-наблюдатели за повадками и особенностями рыб, птиц, растений и всего того многообразия живого мира, что водится в море и у моря.

Человек – тоже часть морской экосистемы, и поэтому в приоритете сейчас задачи создания такой промышленности и экономики будущего, чтобы они все-таки были пусть не гармоничной частью природы, то хотя бы работали в интересах людей, но не во вред другой жизни.

Поэтому на морской биостанции встречаемся с химиками, причем теми, что заняты нефтехимической тематикой. Углеводородное топливо для наших автомобилей еще не скоро будет заменено чем-то менее опасным для экологии. Поэтому параллельно с производством бензинов, масел и прочего идут разработки средств для их нейтрализации, очистки. Химические эксперименты на биологической станции – как раз разработка таких очищающих технологий. Уже довольно продвинутый эксперимент, идет изучение, как очищающие сорбенты воздействуют на живые организмы.

Между тем, такие «зеленые» по сути, но по содержанию промышленные технологии становятся все более и более востребованными на внешних рынках. Страдающий от загрязнений Китай чуть ли не важнейшим вопросом повестки международных организаций типа ООН ставит создание глобальной взаимосвязанной «зеленой» экономики. И если такой сорбент, который вычищает морскую воду от нефтяных примесей и при этом никак не влияет на живые организмы, будет создан в России раньше, чем химиками других стран, – кто проигрывает от создания такого производства? Тот, кому надо уже спасать свою среду обитания, а лучшие методики придется импортировать.

Поэтому никуда не деться и от классической морской биологии. Мы все еще незнайки на собственной планете. По крайней мере, так нам рассказывал молодой ученый из Питера, который тоже занят своими экспериментами на берегу залива Восток. Правда, он работает с совсем уж микроскопическими животными, морскими одноклеточными.

Биологу из Петербурга еще предстоит создавать классификации этих неизвестных одноклеточных, но кто знает, не потребуются ли эти знания, когда человечество вслед за зеленой экономикой будет вынуждено строить для себя что-то совсем неизведанное и новое?