Дорогая древесина, изъятая по уголовным делам в Чугуевке, до сих пор ждет своих хозяев

С начала года в Чугуевском районе уже три человека получили
реальные сроки наказания за действия, связанные с незаконной добычей древесины.
Среди осуждённых есть и бывший сотрудник местного уголовного розыска. Лесное
браконьерство по-прежнему остается главной проблемой этого района.

Прокурор и лесничий тормозят на лесной дороге трактор. Для
браконьерского он маловат, но хозяину надо объяснить, что эта чаща — не место
для техники. Такие рейды — и официально, и неформально прокуратура Чугуевского
района вынуждена проводить постоянно. Только за последний год эти леса получили
ущерб на 13,5 миллионов рублей. И не последнюю роль здесь сыграли те, кто
обязаны лес сохранять.

Loading...

Евгений Тронин, прокурор Чугуевского района: «За полгода к
уголовной ответственности привлечено 2 лесничих. В отношении одного уже вынесен
обвинительный приговор. Он направлен в места лишения свободы для отбывания
наказания. Также к угловной ответственности привлечен бывший начальник
уголовного розыска Чугуевского РУВД, в отношении которого получен приговор,
связанный с реальным лишением свободы».

13 лесорубов и их подельников уже осуждены за 37 незаконных
вырубок. А вещдоки браконьеров на этой арест-площадке доживают свои дни. Краны,
КамАЗы и повозки, в большинстве случаев, установить хозяев невозможно, а,
значит, и сбыть технику — тоже.

Роман Кумченко, старший следователь отделения УМВД России по
Чугуевскому району:
«Когда получаем информацию о незаконной рубке леса, то
выезжаем в лесной массив. Если находим технику, она изымается. С УВД заключен
договор, согласно которому ответственное лицо вывозит технику. Она ставится на
данную арест-площадку».

До сих пор ждет хозяев и древесина, изъятая по уголовным
делам. Здесь гниют целые составы. Каждое, срубленное дерево, зафиксировано в реестре,
поэтому взять его никто не имеет права.

Рыночная цена одного такого бревна — от 30 до 50 долларов.
Самая дешевая порода — это ель. Самая дорогая — дуб и ясень. Но вот эта
древесина пользы государству уже не принесет. Она слишком долго ждала своего
часа. Теперь сгодится только на дрова».

Просто распродать местному населению полусгнившие бревна
невозможно.

После прокуратуры и полиции, инициатива переходит к
управлению Росимущества.

Но приморское управление федерального органа по каким-то
причинам не спешит проводить аукционы по продаже бывших вещдоков.

Получается, население Чугуевского района обделено вдвойне:
мало того, что у них под носом орудует браконьеры, так еще и, уже спиленным
лесом воспользоваться нельзя так же, как и техникой, которая уже никому не
принадлежит.

А могла бы пригодиться в крестьянском хозяйстве.

Наталья Бард, Михаил Павлов, «Панорама»

‡агрузка...
‡агрузка...