Наркоман крушит аварийный дом

Сосед-наркоман крушит дом. Аварийная постройка на грани
обрушения. Девять семей могу остаться без крова.

Двухэтажное здание 1917 года постройки находится по адресу
улица Шефнера, 19/1. Невзрачный домишко, стены в трещинах, ветхая кровля. Кто-то
может решить, что дом заброшен. Но здесь живут люди. Девять семей вынуждены
проживать в нечеловеческих условиях.

Оксана, местный житель:


 С нас деньги берут, но  никогда ремонт здесь не делали. Даже подъезды не
убирали. Единственное, убирают туалет. Сами видите, что у нас тут творится.


 У вас услуги на улице?


 Да, вот там туалет. Пьем вот с этого колодца рядом с туалетом. Сколько здесь
расстояние –
сто метров есть? Я не знаю.

 Вот уже много лет люди борются за расселение их дома.
Экспертная организация осматривала строение, зафиксировала все разрушения и
трещины здания.


 Вот мы сдавали это все на комиссию. Приезжала комиссия, которая смотрит,
аварийная ли ситуация. Вот заключение, очень много листов.  Конкретно написано
на восемнадцатой странице, что мы в опасной, очень опасной зоне для проживания,
погибнуть можно в любой момент.

Все необходимые документы собраны, аккуратно подшиты и
переданы на рассмотрение в департамент по ЖКХ.


 Ходили, в Белый дом писали, отсылали  на адрес мэра, чтобы комиссия приехала.
Потом описку сдали. Мы все письма собрали, сами оплатили экспертизу. Теперь вот
эти бумаги заново собрали и отдали.

– А сейчас ждете?

– А сейчас ждем
результата. А какой будет результат, мы не знаем.

Недавно и без того ветхий дом постигла еще одна напасть.
Добропорядочный сосед встал на сколький путь.

Вера, местный житель:


 Он во дворе никому не мешает, детей любит. Принесет водички людям, но работать
не идет. А почему, не знаю.


Он зависимый человек?


Он зависимый. Какую-то «дурь» употребляет.  

Употребление наркотических веществ навсегда изменило жизнь
молодого человека. Он остался один в квартире. И, как любой зависимый человек,
не спешил устраиваться на работу. Он предпочел опустошить квартиру.

Марина, местный житель:

– Он наркоман, колется.
Он жил с сестрой вместе. Сестра была вынуждена съехать на квартиру съемную с
ребенком, оставить ему эту квартиру. Оставила ему в квартире все, полностью
укомплектованную квартиру. Он все продал. Сейчас он вскрыл пол,  выбил стены. Он
несущие стены ломает. Сломать несущую стену – это значит, что у меня
стена завалится и  на соседей с той стороны точно рухнет, потому что дом
старый.

Такая «перепланировка» нарушает целостность конструкции дома
и грозит скорым обрушением.

– Как раз посередине
идет трещина. Это идет от того, что он кирпичами бьет стены.

Хозяйка этой квартиры запланировала ремонт. Хочет выровнять
стены, сделать натяжной потолок. Но когда видит, как ее квартира на глазах
рушится, задает себе вопрос: «А стоит ли?». В состоянии наркотического опьянения
сосед-разрушитель не способен на цивилизованное общение. На любые попытки
вступить в диалог отвечает агрессией.

Ожидание мучительно. Жильцы продолжают днями и ночами слушать
оглушительный грохот из квартиры. Они запасаются пеногерметиком, чтобы
замазывать трещины на стенах дома. И надеются, что однажды не окажутся под
обломками ветхого здания.

“Автопатруль”