ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Валентин Дубинин: Миссия крестьянства – помогать другим жить хорошо

16 Марта 2018, 19:00



Вряд ли еще в начале 2017 года нынешний глава сельскохозяйственной отрасли Приморья предполагал, что в 72 года ему вновь придется встать во главе большого хозяйства. «Душа у меня болит за это направление», – говорит сам Валентин Степанович. О первых итогах работы на посту вице-губернатора и о том, в чем главная миссия крестьянства, он рассказал «Приморской газете».

– Валентин Степанович, сельское хозяйство в Приморье вы курируете более трех месяцев. Полностью уже вникли во все дела?

– Скажем так, процесс изучения всех тонкостей еще идет. Причина такой кажущейся медлительности проста: если само сельское хозяйство мне понятно, то с рыбопромышленным комплексом, например, сложнее. Там своя специфика. Еще одной причиной, по которой процесс вникания в дела проходит медленнее, чем хотелось бы, является то, что за последние годы сильно поменялось законодательство. Кроме того, проводилась странная политика, последствия которой приходится сейчас нивелировать. Правильная она или нет, не мне судить – история рассудит. Сейчас надо работать, исправляя допущенные ранее ошибки.

– Какая проблема является ключевой для отрасли?

– Первое и самое главное: в сельском хозяйстве практически иссяк человеческий потенциал. Это касается и управленцев-профессионалов, и тех, кто должен работать на земле руками. Понятно, что вина лежит не на молодых менеджерах: им поставили задачу руководить отраслью, сделать ее успешной, и они, как могли, ее выполняли. А ведь сложно достигать каких-то результатов, не понимая всех тонкостей, специфики той или иной сферы. Естественно, я говорю не только о сельском хозяйстве.

– Приморье можно назвать территорией, пригодной для развития отрасли в целом? Ведь у нас не самые лучшие климатические условия.

– Это в корне неправильное мнение. У нас растет все, конечно, не так бодро, как на юге. Вопрос в том, как заниматься развитием потенциала, какие задачи ставить и как их решать, чтобы не растерять ресурсы, как это случилось с отраслью рисоводства. В России оно начиналось именно с Приморья. Потом уже рис начали выращивать в Краснодаре. Но там, на юге, удалось сохранить отрасль, а у нас – нет.

Разные есть моменты, нюансы, из-за которых это произошло, однако надо не сожалеть, а выправлять ситуацию. Надо проводить ревизию земель и восстанавливать гидротехнические сооружения. Понятно, что этот процесс небыстрый, но усилия того стоят. Кстати, кроме того, что приходится восстанавливать отрасль фактически с нуля, нам нужно искать еще и рынок сбыта.

– Это все наши потери в растениеводстве?

– Нет. Мы практически потеряли производство гречихи. И нам нужно быстро его восстановить. Эта культура востребована на мировом рынке, а мы ее потеряли. Как следствие, исчез и гречишный мед.

– Зато у нас много сои. Для чего мы выращиваем ее в таких объемах?

– Сложно отрицать, что в таких объемах, как мы ее выращиваем, она не требуется. На Уссурийском масложиркомбинате мы можем переработать порядке 150 тысяч тонн, а выращиваем более 370, заведомо зная, что вырастили излишки. Мы не говорим о том, чтобы полностью отказаться от сои, боже упаси! Но увлечение одной культурой крайне негативно сказывается на состоянии почвы. Именно поэтому важно чередование, чтобы сменяемостью культур сохранить и поддержать плодоносящий слой земли. Одна культура обогащает одним, другая — другим. Таким образом, баланс минеральных веществ и органических элементов в почве будет сохранен. Сейчас перед производителями мы ставим задачу по восстановлению и соблюдению севооборота. Вторая задача, возложенная на аграриев, — это анализ рынков сбыта. Понятно, что масложиркомбинат не станет покупать той же сои больше, чем может переработать. Нужно думать, куда ее сбывать. Сейчас, например, развиваются животноводческие комплексы. Может быть, продукт пригодится им.

– Врио губернатора Андрей Тарасенко поставил задачу уйти от монокультурности сельхозпроизводства. Это возможно?

– Я считаю, что у нас потенциал есть по многим направлениям. Допустим, по открытому грунту. Мы вполне можем обеспечиваться себя такими культурами, как морковь, свекла, капуста. Более того, если мы организуем систему хранения, как в Голландии, то вполне можем сформировать круглогодичное присутствие этих овощей как минимум на рынке Приморья. Объективно говоря, возможности для этого у нас есть. Что касается закрытого грунта, а здесь речь идет о теплицах, то проблема — в стоимости теплоэнергии. Тепличные хозяйства несут такие затраты, что мы не можем конкурировать даже с Амурской областью, где тариф в два раза ниже. Если говорить о зерновых культурах, то, мне кажется, стоит сделать акцент на выращивании фуражных культур: ячменя, овса, пшеницы, кукурузы. Конечно, в основном мы их направим на производство комбикормов, но именно они будут востребованы в связи со строительством наших животноводческих комплексов. Безусловно, предстоит выстроить систему договоров: кто сколько должен производить, поставлять. Что же касается птицеводства, то в этом отношении, я считаю, у нас 100%-я возможность обеспечить край яйцом и мясом птицы.

– Часто говорят, что есть талантливые художники, талантливые математики. А есть талантливые крестьяне?

– Есть, конечно. И таких у нас много! В сельском хозяйстве талант раскрывается в организации производства, в подходе к делу. Я часто говорю, что крестьянство – такая специфическая отрасль, задача которой помогать другим людям жить нормально.

– Сейчас сельское хозяйство – это больше традиционная или инновационная отрасль?

– Одно без другого невозможно. Есть основа, земля. Есть определенные, веками заложенные практики: сеять, выращивать, ухаживать. Но ведь без инноваций сейчас никуда! Повсеместно внедряются передовые технологии. Появляются новые удобрения. Нельзя в сельском хозяйстве одно от другого отделить. Если будут только соха и лопата, мы недалеко уйдем. А инновация – это всегда польза. Понимаете, крестьяне будут всегда, но разделить их тяжелую долю хотят немногие. Кстати, мы с вами совсем не говорили о мерах поддержки. А ведь это очень важно.

На 2018 год у нас запланированы субсидии на закупку удобрений, средств защиты растений и ГСМ. Из краевого бюджета 170 миллионов рублей будет направлено на несвязанную поддержку в области растениеводства. Кроме того, еще 79 миллионов рублей на те же цели нам выделяет и федеральный бюджет.

Если говорить о том, нужна эта поддержка или нет, то судите сами: в 2018 году планируется засеять более 475 тысяч гектаров пашни. Справятся ли сами крестьяне? Не уверен. Всего из федерального и краевого бюджетов приморским аграриям в 2018 году будет направлено порядка 2,8 миллиардов рублей. Увеличены субсидии на техническую модернизацию, развитие молочного животноводства, крестьянско-фермерских хозяйств, производство тепличных овощей.

Поделиться:  

Другие новости рубрики


Задать вопрос


Ваш е-mail:

Ваше имя:

Вопрос:



Система Orphus